Законы России
 
Навигация
Популярное в сети
Курсы валют
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 29.10.2007 N 48-О07-83 ПРИГОВОР ПО ДЕЛУ О РАЗБОЙНОМ НАПАДЕНИИ И УБИЙСТВЕ ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ, ТАК КАК НАКАЗАНИЕ ОСУЖДЕННОМУ НАЗНАЧЕНО С УЧЕТОМ СТЕПЕНИ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОПАСНОСТИ СОВЕРШЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ, ДАННЫХ О ЛИЧНОСТИ ПОДСУДИМОГО И ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА

Текст документа с изменениями и дополнениями по состоянию на ноябрь 2007 года

Обновление

Правовой навигатор на www.LawRussia.ru

<<<< >>>>


                   ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
   
                        КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                         от 29 октября 2007 года
   
                                                      Дело N 48-о07-83
   
       Судебная   коллегия   по   уголовным   делам   Верховного  Суда
   Российской Федерации в составе:
   
       председательствующего                          Журавлева В.А.,
       судей                                         Толкаченко А.А.,
                                                      Червоткина А.С.
   
       рассмотрела  в  судебном  заседании  от  29  октября  2007 года
   кассационные   жалобы   осужденного  Г.  на  приговор  Челябинского
   областного суда от 26 июля 2007 года, по которому
       Г.,  21  октября  1980  года  рождения,  уроженец  г. Златоуста
   Челябинской области, не судимый
       осужден:
       -  по  п.  "в"  ч. 4 ст. 162 УК РФ - к 8 годам лишения свободы,
   без штрафа;
       - по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 14 годам лишения свободы;
       - по ч. 4 ст. 111 УК РФ - к 10 годам лет лишения свободы;
       на  основании  ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений,
   путем   частичного   сложения  назначенных  наказаний  окончательно
   назначено  17  лет  и  6  месяцев  лишения  свободы,  без штрафа, с
   отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
       Приговором суда удовлетворены гражданские иски; постановлено:
       взыскать с Г. в пользу К.:
       материальный  ущерб  - расходы на погребение Г.А. в сумме 13740
   рублей;
       денежный   эквивалент  компенсации  морального  вреда  в  сумме
   200000 рублей;
       ущерб, причиненный хищением имущества Г.А. в сумме 5500 рублей;
       взыскать  с  Г.  в  пользу  Ш.  материальный  ущерб  в  связи с
   расходами на погребение К.А. - в сумме 12460 рублей.
       Заслушав  доклад  судьи  Верховного  Суда  Российской Федерации
   Толкаченко   А.А.,   осужденного  Г.,  поддержавшего  доводы  своих
   кассационных  жалоб,  мнение  прокурора  Шиховой  Н.В.,  полагавшей
   жалобы  оставить  без  удовлетворения,  а приговор - без изменения,
   Судебная коллегия
   
                               установила:
   
       приговором   суда   Г.   осужден   за  совершение  в  состоянии
   алкогольного  опьянения  на  территории  г.  Златоуста  Челябинской
   области совокупности общественно опасных деяний:
       6  ноября 2006 г. - разбойного нападения в целях хищения чужого
   имущества,  с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с
   незаконным  проникновением в помещение, с причинением тяжкого вреда
   здоровью потерпевшей Г.А.;
       а также ее убийства, сопряженного с разбоем;
       8  ноября  2006  г.  -  умышленного  причинения  тяжкого  вреда
   здоровью,  опасного  для жизни, повлекшего по неосторожности смерть
   потерпевшего К.А.
       Преступления  совершены  при установленных судом и изложенных в
   описательно-мотивировочной части приговора обстоятельствах.
       В  судебном  заседании Г. виновным себя не признал, заявив, что
   убийство  Г.А. на садовом участке совершил К.А., а он был очевидцем
   этих событий;
       К.А.  ударов он также не наносил, а был очевидцем нанесения ему
   ударов Сезаевым Г.Г., который является свидетелем по данному делу.
       В основной и дополнительной кассационных жалобах осужденный Г.:
       просит  приговор  отменить  и  дело направить на новое судебное
   разбирательство;
       заявляет,  что  первоначально на следствии оговорил себя в силу
   оказанного  на  него  в  нарушение  норм УПК РФ давления со стороны
   работников правоохранительных органов;
       что  обвинительные  выводы  суда  не  соответствуют фактическим
   обстоятельствам   и   не   основаны   на   исследованных   в   суде
   доказательствах.
       В    возражениях   на   кассационные   жалобы   государственный
   обвинитель:
       считает   необоснованными   доводы  жалоб,  которые  ранее  уже
   являлись  предметом  рассмотрения  в  прокуратуре  и  в суде, в том
   числе  в  части  проверки  соблюдения  по  делу  требований УПК РФ,
   полагает    квалификацию    правильной,    назначенное    наказание
   справедливым,
       в  связи  с  чем  просит  жалобы оставить без удовлетворения, а
   приговор - без изменения.
       Проверив  материалы  дела, обсудив доводы кассационных жалоб, а
   также   возражений  на  них,  Судебная  коллегия  находит  приговор
   законным и обоснованным.
       Содержащиеся   в  приговоре  выводы  суда  о  виновности  Г.  в
   инкриминированных    ему    деяниях    являются   обоснованными   и
   мотивированными;   они   подтверждены   достаточной   совокупностью
   исследованных   и   критически  оцененных  доказательств,  как  это
   предусмотрено  ст.  ст.  88  и  307  УПК РФ, в том числе первичными
   детальными  показаниями  осужденного  на предварительном следствии,
   проверенных  на  месте преступления, о своих действиях, содержащими
   в  том  числе  индивидуальные  особенности обстоятельств конкретных
   деяний,  подлежащих  доказыванию  в  соответствии со ст. 73 УПК РФ,
   которые могли быть известны исполнителю преступлений.
       На   основе   достаточной  совокупности  исследованных  в  суде
   доказательств,  подробный  анализ  которых  содержится в приговоре,
   судом  сделан  обоснованный  вывод  о  том, что нападение и лишение
   жизни  Г.А.  со  стороны  Г.  представляло  собой целенаправленные,
   мотивированные   насильственные   действия,   которые  одновременно
   являлись  средством  завладения чужим имуществом и способом лишения
   потерпевшей жизни.
       Между   его   действиями  и  наступившими  последствиями  судом
   признано наличие причинно-следственной связи.
       При  этом  с учетом заключения судебно-медицинской экспертизы о
   механизме,   характере   и   локализации   причиненных  потерпевшей
   телесных  повреждений  (о  нанесении  большого количества ударов, в
   том  числе  ножом,  в жизненно важные органы - шею, грудную клетку,
   живот)  суд  пришел  к мотивированному выводу о доказанности умысла
   осужденных именно на разбойное нападение и на ее лишение жизни.
       Кроме  того,  суд  пришел  к  мотивированному  выводу,  что при
   совершении  Г.  разбойного  нападения  с  его  стороны  имело место
   незаконное  проникновение в помещение, поскольку, как установлено в
   судебном   заседании,   гаражный  бокс,  расположенный  на  садовом
   участке  Г.А., являлся помещением хозяйственно-бытового назначения,
   оборудованным    запорным   устройством.   Обеспечивая   незаконное
   проникновение  в  помещение,  Г.,  устраняя  препятствие,  совершил
   нападение   на   Г.А.,   причинив   ей   не  совместимые  с  жизнью
   повреждения,  получил  свободный доступ в помещение, откуда похитил
   материальные ценности.
       Вместе  с  тем,  при  оценке указанного разбойного нападения, с
   учетом   предъявленного   ему   обвинения,   судом  не  учтено  при
   квалификации его действий применение осужденным ножа.
       Кроме  того, судом на основе исследованных в судебном заседании
   доказательств  мотивированно  признано,  что  описание Г. в деталях
   места  происшествия,  потерпевшей  Г.А., обстоятельств нападения на
   нее  и  причинения ей телесных повреждений, предметов, находившихся
   в  пакете,  а  также сообщенные им сведения о том, что, потерпевшая
   сказала  ему  о скором приезде сына, в совокупности свидетельствуют
   о  том,  что  версия  осужденного  об  убийстве  Г.А. не им, а К.А.
   появилась   позднее   как   способ  его  защиты  от  предъявленного
   обвинения,  она  опровергнута  совокупностью  исследованных  в суде
   доказательств, подтвердивших первоначальные показания Г.
       Судом  также  признано,  что аналогичный мотив обусловил версию
   осужденного  о  причинении  тяжкого вреда здоровью К.А., повлекшего
   его  смерть  не  им,  а  Сезаевым  Г.Г.,  которая также проверена в
   судебном  заседании  и  отвергнута  на  основе исследованных в суде
   доказательств.
       В  судебном  заседании свидетель Сезаев Г.Г. опроверг показания
   свидетелей  Мельновой  Е.Б.,  Давлятшиной  Н.А.,  показав,  что  не
   сообщал им о нанесении удара К.А.
       Сезаев  Г.Г.  указал,  что  появившиеся  в  отношении  него  их
   показания  явились  результатом  того,  что  мать  Голубкина  Е.Б.,
   заявив  о  том,  что  ее  сын  ответит  только за одно убийство, на
   протяжении   всего   следствия   поила  злоупотребляющих  спиртными
   напитками свидетелей спиртом, которым она торгует в Балашихе.
       Суд  расценил,  что  умысел  Г.  на  причинение  тяжкого  вреда
   здоровью  К.А.,  помимо  его  первоначальных показаний, подтвержден
   объективными    обстоятельствами,    установленными    в   судебном
   заседании,  а  именно:  серийным  нанесением потерпевшему в течение
   дня   множественных   ударов   ногами,  руками  в  область  головы,
   интенсивностью  причинения телесных повреждений в промежутке двух -
   трех минут, на что указывала, в частности, очевидец Попова И.В.
       При  оценке  действий  осужденного  суд  обосновал  свои выводы
   также  первоначальными  показаниями  осужденного,  проверенными  на
   месте   происшествия,   протоколами   иных  следственных  действий,
   заключениями  судебно-медицинских экспертиз, показаниями свидетелей
   и  в  соответствии со ст. 307 УПК РФ мотивированно указал, почему в
   основу  этих  его выводов положены одни доказательства и отвергнуты
   другие.
       При  этом  суд в объеме предъявленного Г. обвинения по ч. 4 ст.
   111  УК  РФ снизил нижнюю границу нанесенных Г. ударов потерпевшему
   К.А. у дома N 45 по ул. Осипенко.
       В инкриминируемых деяниях осужденный признан вменяемым.
       Приведенные  Г.  доводы  о  нарушении по делу требований УПК РФ
   детально    проверены   и   опровергнуты   в   судебном   заседании
   совокупностью исследованных доказательств.
       Из  осмотренных  в  судебном  заседании по формальным признакам
   протоколов   следственных  действий  с  участием  Г.  следует,  что
   правильность  их  содержания  фиксировалась  подписями  самого Г. и
   адвоката.   Каких-либо   замечаний  не  было,  имелись  отметки  об
   ознакомлении    с    протоколами.    При    допросах,   проведенных
   следователями     прокуратуры,     оперативные     работники     не
   присутствовали.
       На  предварительном  следствии  Г.  не  ставил  вопрос о замене
   адвоката   Карандашова   В.И.,   осуществлявшего   его   защиту  до
   заключения его матерью соглашения с адвокатом Жидких И.Н.
       Объективность   свидетеля   Саданова   С.В.,   привлеченного  в
   качестве  понятого  к  участию  в  следственном  действии,  а также
   объективность  показаний  свидетелей  Поповой  И.В., Бакулина В.Ю.,
   Седаева  Г.Г.,  признанных  достоверными,  проверена  с  учетом  их
   подтвержденности другими доказательствами.
       С  учетом  изложенного  нарушений требований УПК РФ, которые бы
   влекли отмену или изменение приговора, по делу не имеется.
       Таким  образом,  выводы  о  виновности  осужденного в приговоре
   надлежащим  образом  мотивированы  совокупностью проверенных в суде
   доказательств   с   точки   зрения  их  относимости,  допустимости,
   достоверности,  а  в  их  совокупности  -  достаточности,  как  это
   предусмотрено ст. 88 УПК РФ.
       Выводы,  содержащиеся  в  приговоре,  Судебная коллегия считает
   законными  и  обоснованными,  в  связи с чем не могут быть признаны
   состоятельными  доводы  жалоб  осужденного  о  его невиновности и о
   неправильной квалификации содеянного им.
       При  установленных  судом обстоятельствах действия Г. правильно
   квалифицированы     по     совокупности    инкриминированных    ему
   преступлений, как это предусмотрено ст. 17 УК РФ.
       Оценка  действий  Г.  в  части  совершения  им  разбоя Судебной
   коллегией также признается правильной.
       В  соответствии  со  ст.  ст.  29  и  162 УК РФ разбой является
   оконченным  с момента нападения в целях хищения чужого имущества, с
   применением  насилия,  опасного для жизни и здоровья, независимо от
   размера похищенного имущества, что и имело место в действиях Г.
       При    назначении   осужденному   наказания   как   за   каждое
   преступление,  так  и  по  их  совокупности,  выполнены  требования
   уголовного  закона  о его справедливости и индивидуализации, учтены
   характер  и  степень  общественной  опасности  совершенных им особо
   тяжких  преступлений,  личность  виновного,  его  явка с повинной в
   части преступлений, совершенных в отношении Г.А.
       Вопросы   гражданского   иска   рассмотрены   и   разрешены   в
   соответствии  с  действующим  законодательством, выводы суда в этой
   части мотивированы.
       При   таких  обстоятельствах  Судебная  коллегия  считает,  что
   оснований  для отмены или изменения приговора, как об этом ставятся
   вопросы в кассационных жалобах осужденного, не имеется.
       На  основании  изложенного  и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и
   388 УПК РФ, Судебная коллегия
   
                               определила:
   
       приговор  Челябинского  областного  суда от 26 июля 2007 года в
   отношении  Г.  -  оставить  без  изменения,  а  кассационные жалобы
   осужденного - без удовлетворения.
   
   

Списки

Право 2010


Новости партнеров
Счетчики
 
Популярное в сети
Реклама
Курсы валют
Разное
Rambler's Top100