Законы России
 
Навигация
Популярное в сети
Курсы валют
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 24.09.2007 N 83-О07-30 ПРИГОВОР ПО ДЕЛУ О МОШЕННИЧЕСТВЕ ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ, ТАК КАК ДЕЙСТВИЯ ОСУЖДЕННЫХ КВАЛИФИЦИРОВАНЫ ПРАВИЛЬНО, НА ОСНОВАНИИ ИССЛЕДОВАННЫХ СУДОМ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ УЧТЕНЫ ДАННЫЕ О ЛИЧНОСТЯХ ПОДСУДИМЫХ И ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА, ОСНОВАНИЙ ДЛЯ СМЯГЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ НЕ УСМАТРИВАЕТСЯ

Текст документа с изменениями и дополнениями по состоянию на ноябрь 2007 года

Обновление

Правовой навигатор на www.LawRussia.ru

<<<< >>>>


                   ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
   
                        КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                        от 24 сентября 2007 года
   
                                                      Дело N 83-о07-30
   
       Судебная   коллегия   по   уголовным   делам   Верховного  Суда
   Российской Федерации в составе:
   
       председательствующего                         Магомедова М.М.,
       судей                                           Старкова А.В.,
                                                         Грицких И.И.
   
       рассмотрела  в  судебном  заседании  от  24  сентября 2007 года
   кассационное  представление  государственного  обвинителя Заблоцкой
   Н.Ф.,  кассационные  жалобы осужденных М.А., У. и адвоката Латышева
   В.С.  на  приговор  Брянского  областного суда от 24 мая 2007 года,
   которым
       М.Д.,  родившийся  11  марта  1970  года  в г. Минске, ранее не
   судимый,
       осужден  по  ст.  159  ч.  3  п.  п. "а", "б" УК РФ (в редакции
   Федерального  закона  от  13  июня  1996  года) к 5 годам 6 месяцам
   лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
       М.А.,  родившийся  30  октября  1975  года в г. Сельцо Брянской
   области,  судимый  30 сентября 2003 года по ст. 159 ч. 3. п. "а" УК
   РФ  с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы,
   освобожден 17 сентября 2004 года по отбытии наказания,
       осужден  по  ст.  159  ч.  3  п.  п. "а", "б" УК РФ (в редакции
   Федерального  закона  от  13  июня  1996  года) к 5 годам 6 месяцам
   лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
       У., родившийся 22 мая 1974 года в г. Брянске, ранее не судимый,
       осужден  по  ст.  159  ч.  3  п.  п. "а", "б" УК РФ (в редакции
   Федерального  закона  от  13  июня  1996  года) к 5 годам 6 месяцам
   лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
       Этим  же приговором М.Д., М.А. и У. по предъявленному обвинению
   в  совершении  преступления,  предусмотренного  ст. 210 ч. 2 УК РФ,
   оправданы  в  соответствии  со  ст.  302  ч.  2  п.  3  УПК  РФ  за
   отсутствием в их действиях данного состава преступления.
       М.Д.,  М.А.  и  У.  признаны виновными в мошенничестве, то есть
   хищении  чужого  имущества путем обмана и злоупотребления доверием,
   совершенном организованной группой, в крупном размере.
       Преступления  совершены  в  период  с июля 1999 года по февраль
   2001   года  на  территории  Брянской  и  Смоленской  областей  при
   обстоятельствах, изложенных в приговоре.
       Заслушав   доклад  судьи  Старкова  А.В.,  объяснение  адвоката
   Латышева  В.С.,  поддержавшего  доводы  кассационной жалобы, мнение
   прокурора  Митюшова  В.П.,  полагавшего  кассационное представление
   удовлетворить,  а  кассационные жалобы оставить без удовлетворения,
   Судебная коллегия
   
                               установила:
   
       в  кассационной  жалобе  и  в  дополнении к ней осужденный М.А.
   указывает,  что с приговором в части его осуждения по ст. 159 УК РФ
   не  согласен,  так как считает, что работал экспертом в МС ОО "МИЦ"
   и  принимал от граждан вступительные взносы на законных основаниях,
   все  полученные деньги сдавал в кассу, ни одного факта растраты или
   присвоения  им  этих денежных средств судом не установлено. Поэтому
   считает,  что  его  действия могут быть квалифицированы лишь по ст.
   165   УК   РФ,  как  злоупотребление  доверием  без  цели  хищения.
   Указывает,  что ему необоснованно вменены квалифицирующий признак -
   совершение  преступления  организованной группой, а также участие в
   организации   проведения   собраний   и  психологической  обработке
   граждан,  так  как  в  указанной организации занимался только своей
   работой  эксперта,  какого-либо  обсуждения  или  договоренности на
   присвоение  денежных  средств с другими обвиняемыми у него не было.
   Считает,  что из предъявленного ему обвинения должны быть исключены
   эпизоды  в  отношении  потерпевших  М.  и  Г.,  поскольку указанные
   потерпевшие  в  суд  не явились и их показания в судебном заседании
   оглашены  не  были. Указывает также, что предварительное и судебное
   следствие      проведены      неполно      и      с      нарушением
   уголовно-процессуального  закона,  которые  выразились  в  том, что
   обвинительное  заключение  не  соответствует  требованиям УПК РФ, а
   суд   не  назначил  и  не  провел  бухгалтерскую  и  дополнительную
   комплексную  психолого-психиатрическую экспертизы. Считает, что суд
   необоснованно  сослался  в приговоре как на доказательства его вины
   на  заключение  компьютерно-технической  экспертизы  и  видеозаписи
   лекций,  так  как  к  настоящему  уголовному  делу они отношения не
   имеют,    а   также   на   заключения   судебно-психологической   и
   судебно-экономической  экспертиз,  которые  по  его мнению являются
   недопустимыми  доказательствами. Кроме того, указывает, что суд при
   назначении  наказания  не  учел  отсутствие  у  него судимости, его
   положительные    характеристики,   состояние   здоровья,   семейное
   положение,  условия  жизни его семьи и назначил ему слишком суровое
   наказание.   В   связи  с  этим  просит  смягчить  назначенное  ему
   наказание с применением ст. 64 УК РФ.
       Осужденный  У.  в  кассационной  жалобе  и  дополнениях  к ней,
   выражая  несогласие  с  приговором,  считает  приговор  незаконным,
   необоснованным  и  несправедливым,  а  предъявленное  ему обвинение
   основанным  на  предположениях.  Утверждает  в  жалобе, что хищения
   чужого  имущества  путем  обмана  и  злоупотребления доверием он не
   совершал  и  деньги в свою собственность не обращал, а работая в МС
   ОО  "МИЦ",  полагал,  что  данная  организация является легальной и
   законной.  Считает, что суд необоснованно сделал вывод о совершении
   им   преступления   в   составе  организованной  группы,  поскольку
   указанный  квалифицирующий  признак  в  приговоре  не  раскрыт,  не
   указано  время создания организованной группы и не конкретизированы
   его  действия как участника этой группы. Кроме того, указывает, что
   в  планы  руководства  организации  он посвящен не был и не получал
   конкретных  указаний  о  введении  в заблуждение и обмане граждан с
   целью  хищения  у  них  денежных  средств.  Считает  также, что суд
   незаконно  положил  в  основу  обвинения  показания  потерпевших  и
   экспертов,  не  проверив  их  достоверность и допустимость, а также
   заключения    судебно-психологической   и   компьютерно-технической
   экспертиз,  которые  вызывают сомнения в своей объективности. Кроме
   того,  указывает,  что  суд не в полной мере учел отсутствие у него
   судимости,   отягчающих  обстоятельств  и  назначил  ему  чрезмерно
   суровое  наказание.  Просит  приговор  в  отношении него изменить и
   назначить ему наказание с применением ст. ст. 64 и 73 УК РФ.
       Адвокат   Латышев   В.С.   в   кассационной   жалобе  в  защиту
   осужденного   М.Д.   выражает   несогласие  с  приговором  в  части
   осуждения  М.Д.  по  ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ и просит его
   отменить.  Указывает  при  этом,  что  избранное  судом юридическое
   обоснование  оправдания  подсудимых  по ст. 210 ч. 2 УК РФ является
   неверным,  поскольку  ч. 2 ст. 302 УПК РФ, на которую сослался суд,
   предусматривает  вынесение  оправдательного  приговора  в отношении
   подсудимого,  не  причастного  к  совершению  преступления,  суд же
   вынес  подсудимым обвинительный приговор и оправдал их лишь в части
   предъявленного   им   обвинения.   Считает  также,  что  оправдывая
   подсудимых  по  ст. 210 ч. 2 УК РФ, суд тем самым признал незаконно
   вмененным  изложенное  органами предварительного следствия описание
   преступного  деяния, относящееся к данной статье уголовного закона,
   однако,   при   описании   признанного   доказанным  обстоятельства
   совершения  подсудимыми  преступления,  предусмотренного ст. 159 УК
   РФ,  суд  вменил  им  действия, за которые их оправдал. Кроме того,
   оспаривает  вывод  суда  о  том,  что  санкция ст. 159 ч. 3 УК РФ в
   редакции  Федерального  закона  РФ  от  13  июня 1996 года является
   более  мягкой,  чем  санкция данной статьи в последующих редакциях.
   Обращает   также  внимание  на  то,  что  судом  в  ходе  судебного
   разбирательства   не   были   устранены  недостатки  обвинительного
   заключения,  обнаруженные им на стадии предварительного слушания, а
   при  назначении  М.Д.  наказания  суд  в  нарушение закона указал в
   приговоре,   что   учитывает  количество  эпизодов  совершенных  им
   преступлений  и  не обосновал назначение ему наиболее строгого вида
   наказания, предусмотренного санкцией ст. 159 ч. 3 УК РФ.
       В   кассационном   представлении   государственный   обвинитель
   Заблоцкая  Н.Ф. просит приговор отменить и уголовное дело направить
   на  новое  судебное рассмотрение в связи с неправильным оправданием
   М.Д.,  М.А.  и  У. по ст. 210 ч. 2 УК РФ и назначением им чрезмерно
   мягкого  наказания.  В обоснование своих доводов указывает, что суд
   в  приговоре  не  мотивировал,  почему установленные судом признаки
   устойчивости,   стабильности,  сплоченности  членов  организованной
   группы,   наличие   руководителя,   иерархии,   системы  подчинения
   характеризуют  не преступное сообщество (преступную организацию), а
   свидетельствуют  лишь  о  наличии  организованной группы. Оспаривая
   вывод   суда   о   том,  что  стороной  обвинения  не  представлено
   доказательств     достаточной    сплоченности,    указывает,    что
   установленные  в судебном заседании фактические обстоятельства дела
   свидетельствуют,  что такая сплоченность участников существовала на
   основе  общих  преступных  замыслов  и  выражалась  в распределении
   функций    среди   членов   преступного   сообщества,   поддержании
   определенной  линии  поведения  и  ответственности за ее нарушение,
   перераспределении   преступно   нажитых  денег  внутри  преступного
   сообщества.  Кроме  того, считает, что при назначении наказания суд
   недостаточно   учел   характер  и  степень  общественной  опасности
   совершенного  преступления и назначил осужденным наказание, которое
   в силу его мягкости не соответствует целям его применения.
       В  возражениях  на  кассационные  жалобы  осужденных М.А., У. и
   адвоката  Латышева  В.С. государственный обвинитель Заблоцкая Н.Ф.,
   а  осужденный М.А. и адвокат Лелявин Д.А. в защиту осужденного М.Д.
   в   возражениях   на  кассационное  представление  государственного
   обвинителя просят оставить их без удовлетворения.
       Проверив   материалы   дела,   обсудив   доводы   кассационного
   представления,  кассационных  жалоб  и  возражений на них, Судебная
   коллегия находит приговор законным и обоснованным.
       Доводы  кассационных жалоб об отсутствии в действиях осужденных
   М.Д.,  М.А.  и  У.  хищения  чужого имущества в форме мошенничества
   судебная    коллегия    находит   несостоятельными   по   следующим
   основаниям.
       Виновность   всех   осужденных   в   совершении   преступлений,
   установленных  судом,  подтверждена  совокупностью  исследованных и
   проверенных  в судебном заседании доказательств, полный и подробный
   анализ которых содержится в приговоре.
       Исследовав  в  судебном  заседании  обстоятельства,  подлежащие
   доказыванию,  суд  в  соответствии  с  требованиями  закона  указал
   мотивы,  по которым в основу приговора положены одни доказательства
   и    отвергнуты    другие.    В    приговоре   подробно   приведены
   доказательства,  подтверждающие  вину  осужденных  по всем эпизодам
   преступной деятельности и в отношении каждого из них.
       Выводы  суда  в этой части сомнений не вызывают и оснований для
   их пересмотра не имеется.
       Доводы    кассационных    жалоб    о   бескорыстном   характере
   деятельности  осужденных,  а  также  о  том,  что они не осознавали
   неправомерности  своих  действий  и  их  последствий,  полагая, что
   участвуют  в деятельности легальной и законной организации и эта их
   деятельность     соответствует    действующему    законодательству,
   проверялись   в   судебном   заседании   и   обоснованно   признаны
   несостоятельными   с  приведением  в  приговоре  мотивов  принятого
   решения.
       Данные    выводы   суда   Судебная   коллегия   также   находит
   правильными, основанными на материалах дела.
       Как  следует  из  показаний  осужденных  М.Д.,  М.А.  и  У.,  в
   судебном  заседании  они  не  отрицали,  что  основным  содержанием
   деятельности  МС  ОО  "МИЦ",  созданного  по  принципу  "финансовой
   пирамиды"   и  членами  которого  они  являлись,  было  приглашение
   большого   количества   новых  членов,  побуждение  их  к  внесению
   вступительных  денежных  взносов,  продвижение  по  установленной в
   организации   иерархической   схеме  на  более  высокую  ступень  и
   извлечение  из  этого прибыли в свою пользу и в пользу третьих лиц.
   При   этом   осужденные   знали,   что  их  деятельность  финансово
   рискованна,  не является производственной или предпринимательской и
   не  создает  новых  товаров,  что  в  ее  результате у новых членов
   организации возможны финансовые потери.
       Показания  осужденных  в  этой  части согласуются с показаниями
   потерпевших  и  свидетелей,  а  также  с другими собранными по делу
   доказательствами.
       Так,  из  показаний  потерпевших  и  свидетелей,  допрошенных в
   судебном  заседании  и  в ходе предварительного следствия, следует,
   что   осужденные   не   были   рядовыми   членами   организации   и
   воспринимались  потерпевшими  как  представители  руководства  этой
   организации,  каждый  из  осужденных  в соответствии с выполняемыми
   ими  ролями  проводил  предварительное  собеседование, участвовал в
   проведении  собраний  и индивидуальных собеседований со вступающими
   членами,   учебных   занятий   и   структурных   встреч,   принимал
   вступительные   и   страховые  взносы.  Кроме  того,  из  показаний
   потерпевших  следует, что деньги в МС ОО "МИЦ" они внесли в связи с
   тем,  что  были введены в заблуждение и обмануты руководством МИЦ и
   осужденными,   которыми  для  этого  использовалась  целая  система
   вовлечения   в   организацию  граждан  и  завладения  их  денежными
   средствами путем обмана и злоупотребления их доверием.
       Приведенные  показания  потерпевших являются последовательными,
   согласуются  с другими доказательствами и соответствуют фактическим
   обстоятельствам  дела,  оснований не доверять им у суда не имелось,
   поэтому  они  в  совокупности с другими доказательствами обосновано
   положены в основу приговора.
       Показания  потерпевших  об  оказанном  на  них  психологическом
   воздействии,  а  также  о  их  обмане  согласуются  с  заключениями
   судебно-экономической,           судебно-психологической          и
   компьютерно-технической  экспертиз,  протоколом осмотра видеокассет
   с  записями  лекций,  показаниями  допрошенных в судебном заседании
   экспертов,  в соответствии с которыми модель функционирования МС ОО
   "МИЦ"  является  финансовой  "пирамидой"  и  основана  на получении
   денежных  средств  в  качестве взносов от вновь привлекаемых членов
   организации   и  их  перераспределении  между  организаторами  МИЦ,
   экспертами  и  ранее  вступившими  членами;  в  процессе проведения
   лекций,    семинаров    и   собеседований   члены   МИЦ   оказывали
   психологическое   воздействие   на   слушателей   с  использованием
   социально-психологических  методов  и  приемов создания условий для
   манипулятивного    воздействия    на   сознание   людей,   снижения
   критичности   мышления,  подавления  их  способности  противостоять
   навязыванию  чужого  мнения;  записи  музыкальных  произведений  на
   изъятых  в  ходе  следствия  компакт-дисках  также  характерны  для
   психинформационного воздействий на сознание человека.
       Доводы   кассационных   жалоб  о  том,  что  суд  необоснованно
   сослался  в  приговоре  как  на  доказательства  вины осужденных на
   приведенные  выше  заключение  компьютерно-технической экспертизы и
   видеозаписи  лекций, являются несостоятельными, поскольку как видно
   из  показаний  потерпевших,  с  участием  которых  были просмотрены
   данные  видеозаписи, схема проведения собраний с участием Ходуновой
   совпадает  со  схемой  проведения  собраний  в МИЦ, совпадает также
   манера  общения  выступающего  с  аудиторией  и  текст выступлений,
   использование звуковых записей и светопроецирующей аппаратуры.
       Несостоятельными    судебная    коллегия   находит   и   доводы
   кассационных  жалоб  о  недопустимости  приведенных выше заключений
   судебных экспертиз и показаний экспертов.
       Как  видно  из  материалов  дела, данные экспертизы назначены и
   проведены  в  соответствии  с требованиями уголовно-процессуального
   закона,   квалификация   и   объективность  экспертов  сомнений  не
   вызывают,   поэтому   оснований   не   доверять  выводам  указанных
   экспертиз  и  показаниям экспертов и для признания их недопустимыми
   доказательствами у суда не имелось.
       При  таких обстоятельствах, выводы указанных экспертиз, а также
   показания   допрошенных   в   судебном   заседании  экспертов,  суд
   обоснованно  признал  достоверными  и правильно положил их в основу
   приговора.
       Судебная   коллегия   не   может   согласиться   и  с  доводами
   кассационной  жалобы  осужденного  М.А.  о необоснованном осуждении
   его по эпизодам мошенничества в отношении потерпевших М. и Г.
       Указанные  потерпевшие  действительно в суд не явились и данные
   ими   в   ходе  предварительного  следствия  показания  в  судебном
   заседании   не   оглашались.   Вместе  с  тем,  виновность  М.А.  в
   совершении   мошенничества  в  отношении  указанных  потерпевших  и
   размер  причиненного  им ущерба подтверждены показаниями свидетелей
   Мильшиной  Л.В.,  Петровской  С.А.,  Романовой  Л.И., пояснивших об
   обстоятельствах  завладения  М.А. денежными средствами потерпевших,
   а    также   изъятыми   в   ходе   предварительного   следствия   и
   исследованными  в  судебном  заседании  документами,  в  том числе,
   доверенностью,   договорами   страхования  от  несчастных  случаев,
   полисами к договорам и квитанциями о получении денег.
       Таким   образом,   выводы  суда  о  доказанности  вины  М.А.  в
   совершении  указанных  преступлений являются правильными, оснований
   для  исключения  данных  эпизодов  мошенничества  из предъявленного
   М.А. обвинения не имеется.
       Доводы   кассационных   жалоб   осужденных   о   том,   что  им
   необоснованно  вменено  совершение указанных преступлений в составе
   организованной  группы,  судом  проверялись  и обоснованно признаны
   несостоятельными.
       При  этом  суд правильно указал в приговоре, что как следует из
   показаний   самих   осужденных,   а  также  показаний  потерпевших,
   свидетелей    и   других   исследованных   в   судебном   заседании
   доказательств,  в  преступной группе, в которую входили осужденные,
   выделялось    руководящее   звено,   присутствовала   иерархическая
   структура  подчинения, указанная группа характеризовалась признаком
   устойчивости,   выразившимся   в   единстве  умысла  осужденных  на
   совершение  неограниченных эпизодов мошенничества, совершении ими в
   составе  группы ряда тождественных преступлений, а также признаками
   относительной  стабильности  и сплоченности членов группы в течение
   всего  периода  ее  преступной  деятельности,  продолжительности ее
   деятельности.
       При  таких  обстоятельствах,  Судебная  коллегия  считает,  что
   надлежащим   образом  оценив  исследованные  в  судебном  заседании
   доказательства  в  их  совокупности,  суд  пришел  к  обоснованному
   выводу  о виновности осужденных М.Д., М.А. и У. в мошенничестве, то
   есть  хищении  чужого  имущества  путем  обмана  и  злоупотребления
   доверием,  совершенном организованной группой, в крупном размере, и
   правильно  квалифицировал  их  действия  по ст. 159 ч. 3 п. п. "а",
   "б" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года).
       Судебная   коллегия  считает  обоснованными  и  мотивированными
   также  и  выводы  суда  об  отсутствии  в действиях М.Д., М.А. и У.
   состава преступления, предусмотренного ст. 210 ч. 2 УК РФ.
       В  судебном  заседании  были  исследованы  все  доказательства,
   представленные  стороной  обвинения  в подтверждение вины названных
   лиц в этой части обвинения.
       Дав  надлежащую  оценку  этим  доказательствам, суд обоснованно
   пришел  к  выводу  о том, что признаки преступной группы, в которую
   входили  осужденные,  характерны  для  организованной  группы, а по
   смыслу   уголовного   закона,   объективная  сторона  преступления,
   предусмотренного  ст. 210 УК РФ, предполагает более высокую степень
   сплоченности  и  другие  более  специальные  признаки,  которых  по
   настоящему делу не установлено.
       При   таких   обстоятельствах,   Судебная   коллегия  не  может
   согласиться  с  доводами  кассационного  представления о незаконном
   оправдании  осужденных  по  данному составу преступления, а также с
   доводами  кассационной  жалобы  адвоката  Латышева  о  неправильном
   юридическом обосновании оправдания осужденных.
       Несостоятельными    Судебная    коллегия   считает   и   доводы
   кассационных  жалоб  о  допущенных  при  производстве по настоящему
   делу нарушениях уголовно-процессуального закона.
       Как  видно  из  материалов  дела,  предварительное  и  судебное
   следствие  по  уголовному делу проведены в соответствии с УПК РФ, с
   достаточной  полнотой  и  объективностью. Обвинительное заключение,
   вопреки  доводам жалобы осужденного М.А., соответствует требованиям
   закона,  все  заявленные  сторонами  ходатайства,  в  том  числе  и
   ходатайства  стороны  защиты о проведении дополнительных экспертиз,
   разрешены  судом  в соответствии с требованиями УПК РФ, принятые по
   ним решения мотивированы и являются правильными.
       Таким   образом,   нарушений  уголовно-процессуального  закона,
   влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.
       Наказание  осужденным  назначено  в соответствии с требованиями
   закона,   с  учетом  характера  и  степени  общественной  опасности
   совершенных   преступлений,   данных   о  их  личности,  смягчающих
   наказание  обстоятельств,  в  том  числе  и тех, на которые имеются
   ссылки в кассационных жалобах.
       Вывод  суда о том, что исправление осужденных возможно только в
   условиях   изоляции  их  от  общества,  вопреки  доводам  жалоб,  в
   приговоре  мотивирован.  Оснований  для  применении  при назначении
   осужденным  наказания  положений ст. ст. 64, 73 УК РФ из материалов
   дела не усматривается.
       С  учетом изложенного, Судебная коллегия считает, что оснований
   для  признания  назначенного  осужденным  наказания  несправедливым
   вследствие  его  чрезмерной  мягкости или чрезмерной суровости, как
   об  этом ставится вопрос в кассационных жалобах и представлении, не
   имеется.
       На  основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388
   УПК РФ, Судебная коллегия
   
                               определила:
   
       приговор  Брянского  областного  суда  от  24  мая  2007 года в
   отношении  М.Д.,  М.А.  и У. оставить без изменения, а кассационные
   жалобы  осужденных  М.А., У., адвоката Латышева В.С. и кассационное
   представление  государственного  обвинителя  Заблоцкой  Н.Ф.  - без
   удовлетворения.
   
   

Списки

Право 2010


Новости партнеров
Счетчики
 
Популярное в сети
Реклама
Курсы валют
Разное
Rambler's Top100