Законы России
 
Навигация
Популярное в сети
Курсы валют
09.12.2017
USD
59.28
EUR
69.64
CNY
8.96
JPY
0.52
GBP
80.05
TRY
15.35
PLN
16.54
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 02.10.2007 N 12-О07-17 ПРИГОВОР ПО ДЕЛУ О ПОКУШЕНИИ НА УБИЙСТВО ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ, ТАК КАК СУД, ОЦЕНИВ ИССЛЕДОВАННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В СОВОКУПНОСТИ, ПРИШЕЛ К ПРАВИЛЬНОМУ ВЫВОДУ О ТОМ, ЧТО ВИНА ОСУЖДЕННОЙ ДОКАЗАНА, ПРИ НАЗНАЧЕНИИ ОСУЖДЕННОЙ НАКАЗАНИЯ СУД УЧЕЛ ХАРАКТЕР И СТЕПЕНЬ ОБЩЕСТВЕННОЙ...

Текст документа с изменениями и дополнениями по состоянию на ноябрь 2007 года

Обновление

Правовой навигатор на www.LawRussia.ru

<<<< >>>>


                   ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
   
                        КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                         от 2 октября 2007 года
   
                                                      Дело N 12-о07-17
   
       Судебная   коллегия   по   уголовным   делам   Верховного  Суда
   Российской Федерации в составе:
   
       председательствующего                          Свиридова Ю.А.,
       судей                                           Семенова Н.В.,
                                                      Толкаченко А.А.
   
       рассмотрела    в   судебном   заседании   кассационные   жалобы
   осужденной  С.,  адвоката Данилова И.П., потерпевшей М. на приговор
   Верховного  Суда  Республики  Марий  Эл  от  18  июля 2007 года, по
   которому
       С., родившаяся 2 февраля 1988 года в г. Йошкар-Оле, не судимая,
       осуждена  по  ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ на 6 лет лишения
   свободы в исправительной колонии общего режима.
       По  ч.  3  ст.  30  и  ч.  1  ст.  161  УК  РФ  С. оправдана за
   отсутствием в деянии состава преступления.
       Постановлено  о взыскании в счет компенсации морального вреда и
   процессуальных издержек.
       Заслушав   доклад  судьи  Верховного  Суда  РФ  Семенова  Н.В.,
   объяснения  адвоката  Данилова  И.П.,  мнение прокурора Химченковой
   М.М.,   полагавшей   оставить   приговор  без  изменения,  Судебная
   коллегия
   
                               установила:
   
       С.  осуждена  за  покушение  на  убийство  М.  на  почве личных
   неприязненных отношений.
       Преступление  совершено 17 января 2007 года в г. Йошкар-Оле при
   обстоятельствах, изложенных в приговоре.
       В кассационных жалобах:
       осужденная  С.  просит  приговор  отменить  и  дело прекратить,
   считает,  что имела место провокация со стороны работников милиции,
   которые  побудили  ее,  С.,  совершить преступление, шприц, который
   был  изъят на месте происшествия, не тот, который вручил ей Очетов,
   инъекцию  она  не  успела сделать, т.к. была задержана, дает оценку
   показаниям    потерпевшей,    свидетелей,    считает,    что    они
   противоречивы,   суд   необоснованно   не   признал  ее  заявление,
   написанное после задержания, явкой с повинной;
       адвокат   Данилов   в  защиту  осужденной  С.  просит  приговор
   отменить  и  дело прекратить, считает, что имела место провокация в
   отношении  С.  со  стороны  работников милиции, которые побудили С.
   совершить  преступление, оперативными работниками были искусственно
   созданы  доказательства, показания свидетелей Очетова и Скоблова, а
   также работников милиции, задерживавших С., противоречивы;
       потерпевшая  М.  просит  приговор  отменить и направить дело на
   новое  судебное  разбирательство,  считает,  что действия С. должны
   быть  квалифицированы  по  ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 161 УК РФ и по п.
   "з"  ч.  2  ст.  105  УК  РФ, поскольку С. планировала завладеть ее
   сотовым  телефоном,  и  завладела  им,  а также завладела кредитной
   картой  и  сняла  со  счета  деньги,  указывает,  кроме того, что в
   описательно-мотивировочной  части  приговора суд указал, что в счет
   компенсации  морального  вреда  надлежит  взыскать  55000 руб., а в
   резолютивной части указал сумму в 50000 руб.
       Проверив    материалы    уголовного    дела,   обсудив   доводы
   кассационных  жалоб,  Судебная коллегия находит приговор законным и
   обоснованным.
       Как  показал  свидетель  Скоблов,  в  начале января 2007 года к
   нему  обратилась его знакомая С. с просьбой убить женщину, пообещав
   заплатить  за  это.  Он  сообщил  об этом своему знакомому Очетову,
   который  предложил  выяснить,  насколько  серьезны намерения С. Они
   встретились  с  С.,  которая  подтвердила  свои  намерения,  помимо
   оплаты    разрешила   взять   драгоценности,   которые   будут   на
   потерпевшей,  передала  им  фотографию  М.  После этого он и Очетов
   обратились  в  правоохранительные органы с заявлением о готовящемся
   преступлении.
       Работники  уголовного розыска Сидоркин и Котляров предложили им
   сотрудничество  для  предотвращения  готовящегося  С. убийства. Они
   согласились,  им была выдана аппаратура для записи разговоров с С.,
   в  тот же день они встретились с С. На встрече С. предложила способ
   убийства  путем  передозировки  наркотиком,  она  сама намеревалась
   сделать  потерпевшей  укол  и  ввести  большую  дозу героина, а они
   должны  были выманить М. из дома под предлогом вызова ее в милицию,
   привезти  к  месту  убийства  и  закопать  труп. С. заполнила бланк
   повестки   о  вызове  М.,  сообщила,  что  у  М.  при  себе  должна
   находиться  банковская  кредитная  карта,  которой  они должны были
   завладеть  и  выяснить  у  М.  пин-код карты, чтобы С. смогла снять
   деньги  со  счета,  часть из которых обещала отдать им за участие в
   преступлении.  На  следующий  день С. дала им 5000 руб. для покупки
   героина  и  на  оплату  водителя  такси, назначила время совершения
   преступления  -  первую  половину  дня  17  января  2007  года.  С.
   пояснила,  что собирается убить М. из-за ее мужа, которого она, С.,
   любит.  Утром  17  января  2007 года они пришли к М., предъявили ей
   повестку,   сели   в  машину  под  управлением  сотрудника  милиции
   Котлярова,  и  поехали  на встречу с С., им было известно, что М. в
   курсе  событий.  Встретившись с С., они передали ей кредитную карту
   М.  и пин-код к ней, поехали в банк, где С. вместе с Очетовым зашла
   в  банк  и получила деньги, после чего они приехали в садоводческое
   товарищество,  завели  М. в домик, где С. перетянула руку М. жгутом
   и  сделала  укол  в  руку  шприцом, который им, Скоблину и Очетову,
   передали  работники  милиции, после чего была задержана работниками
   милиции.
       Аналогичные показания дал свидетель Очетов.
       Потерпевшая  М.  показала,  что  между  ее мужем и С. сложились
   близкие,  интимные  отношения,  муж  тратил  деньги  на С., отдыхал
   вместе  с ней. Она пыталась убедить С. не разрушать ее семью, но та
   заявила,  что любит ее мужа и она, М., должна уступить. После того,
   как  муж  уехал  отдыхать вместе с С., она подготовила документы на
   развод.  Вечером  16  января  2007  года  ее  пригласили  работники
   милиции   Котляров  и  Сидоркин,  сообщили  ей,  что  С.  готовится
   совершить  ее убийство, предложили ей принять участие в оперативном
   эксперименте,   на  что  она  дала  согласие.  Ей  рассказали,  как
   планирует  С.  лишить  ее  жизни,  как будет проходить эксперимент,
   сообщили,  что шприц вместо героина будет заполнен физраствором. На
   другой  день к ней приехали Очетов и Скоблов, предъявили повестку о
   вызове  в  милицию,  она вместе с ними в автомашине под управлением
   Котлярова  поехала  на  встречу  с  С.,  которой при встрече Очетов
   согласно  плану  эксперимента  передал  ее,  М.,  кредитную карту с
   пин-кодом,  вместе  с  Очетовым  С. заходила в банк, чтобы снять со
   счета   деньги,   затем   ее   привезли  в  домик  в  садоводческом
   товариществе,  где  С.  перетянула  ей руку жгутом, и сделала укол,
   после чего в домик вбежали работники милиции и задержали С.
       Свидетели  Котляров  и Сидоркин подтвердили обстоятельства, при
   которых  к  ним  обратились  Скоблов  и Очетов, обстоятельства, при
   которых проходил эксперимент с целью изобличения С.
       Осужденная  С.,  отрицая  наличие умысла на лишение потерпевшей
   жизни,  подтвердила,  что у нее сложились близкие отношения с мужем
   М.,  та  беседовала  с ней, просила не разбивать семью, но она, С.,
   объяснила  М.,  что  любит  ее мужа и он сам должен решить, кого из
   них  выбрать.  Между  ней и М. сложились неприязненные отношения. В
   начале  января  2007  года  к  ней  подошли  два молодых человека и
   сказали,  что  М. "заказала" им ее, но они не хотят ее убивать, и у
   них  есть люди, которые могут помочь опередить М. Она дала им номер
   своего  телефона,  чтобы  те  люди  могли  позвонить  ей.  Об  этом
   разговоре  она  сообщила Муравьеву, и тот предложил убить свою жену
   с  помощью  инъекции  большой  дозы  героина.  Вскоре  ей  позвонил
   молодой  человек,  предложил  встретиться,  и  она встретилась с со
   Скобловым  и  Очетовым,  дала  согласие на убийство М., сообщила об
   образе  ее  жизни,  передала  фотографию  М.,  дала  ее  адрес. При
   последующих  встречах они обсуждали способ убийства, они предложили
   ввести  потерпевшей  большую  дозу  наркотика.  Она  сообщила  им о
   наличии  у  М.  серебряных  украшений  и  банковской  карточки, они
   решили  снять  деньги  со  счета  М.  Она  передала им 5000 руб. на
   приобретение  героина и заполненный ею бланк повестки о вызове М. в
   милицию.  17  января  2007 года она в условленном месте встретилась
   со  Скобловым  и Очетовым, которые привезли М. Она с Очетовым сняла
   деньги  с кредитной карточки М., отдала их Очетову. Они привезли М.
   в  садовый  домик. Очетов передал ей шприц с жидкостью, убедил, что
   это  героин,  а  Скоблов  перетянул  руку  М.  шнуром  от  ее,  С.,
   спортивных  брюк.  Она  стояла  со  шприцем  у окна, чтобы передать
   шприц  Скоблову,  чтобы  он  сделал  инъекцию, но в это время в дом
   вбежали  сотрудники  милиции,  толкнули  ее  и  шприц  упал на пол.
   Инъекции М. никто не делал.
       Оценивая  показания осужденной, суд пришел к правильному выводу
   о  том,  что  они  в основном совпадают с показаниями потерпевшей и
   свидетелей  Скоблова и Очетова, однако обоснованно отверг ее доводы
   о  том,  что  она  не  делала  инъекции  потерпевшей, поскольку они
   опровергаются  показаниями  потерпевшей и свидетеля Скоблова о том,
   что    С.    ввела    иглу    в   руку   потерпевшей,   заключением
   судебно-биологической   экспертизы   о   том,   что   в   жидкости,
   находившейся  в  шприце,  изъятом  с  места происшествия, находится
   кровь,  которая могла произойти от потерпевшей, а также заключением
   судебно-медицинской   экспертизы  об  обнаружении  у  М.  ранки  на
   кровотечном  основании на коже области локтевой ямки, которая могла
   возникнуть острого оружия, каковым могла быть медицинская игла.
       Обоснованно  суд  отверг доводы осужденной о том, что работники
   милиции  спровоцировали  ее  на  совершение преступления, поскольку
   они   опровергаются   показаниями   свидетелей  Скоблова,  Очетова,
   фонограммами  разговоров  между  С.,  Очетовым и Скобловым по месту
   жительства  С.,  а  также разговоров между С., Очетовым, Скобловым,
   М.  и  Котляровым  17  января  2007  года,  из которых следует, что
   инициатором  преступления  была  осужденная  С. При этом осужденная
   С.,  свидетели  Скоблов  и Очетов в суде подтвердили принадлежность
   голосов на фонограммах.
       Соглашаясь  с  такой  оценкой  суда,  Судебная коллегия находит
   несостоятельными   аналогичные   доводы   жалоб   осужденной  и  ее
   адвоката.
       Вина  осужденной С. подтверждена также протоколом осмотра места
   происшествия,   показаниями   свидетелей   Николаева,   Сташевской,
   Конакова,   Каябордина,  Хасанова,  Богданова,  Муравьева,  другими
   материалами дела.
       Суд,   оценив   исследованные  доказательства  в  совокупности,
   пришел  к  правильному  выводу  о  том,  что  вина  осужденной С. в
   покушении  на  убийство  М. на почве личных неприязненных отношений
   доказана.
       При  этом  Судебная  коллегия  не  может согласиться с доводами
   кассационной  жалобы потерпевшей о том, что действия С. должны быть
   квалифицированы  как  покушение на убийство из корыстных побуждений
   по следующим основаниям.
       При  квалификации  действий  С. суд исходил из конституционного
   принципа  о  том,  что  неустранимые  сомнения  в  виновности  лица
   толкуются в пользу обвиняемого.
       Как   видно   из  материалов  дела,  органами  предварительного
   расследования  С.  обвинялась в покушении на убийство, как на почве
   личных  неприязненных  отношений,  так и из корыстных побуждений, а
   также  в  покушении  на  открытое  похищение имущества М. - денег в
   сумме  56500  руб.,  сотового телефона и драгоценностей, а всего на
   сумму 66199 руб.
       В  судебном  заседании  государственный обвинитель отказался от
   поддержания  обвинения в части покушения на похищение 54000 руб. со
   счета  М.,  мотивируя  это  тем, что снятие денег со счета образует
   состав  другого  преступления  - покушения на убийство из корыстных
   побуждений.
       Суд  пришел  к  выводу  о  том,  что  не имеется доказательств,
   бесспорно  подтверждающих  вывод  следствия  о  том,  что  С., имея
   умысел  на лишение М. жизни, руководствовалась корыстным мотивом, а
   именно:   желала   завладеть   деньгами   с   банковского  счета  и
   драгоценностями.
       От  обвинения  С.  в  покушении  на  похищение драгоценностей и
   денежных     средств    государственный    обвинитель    отказался,
   местонахождение  денежных  средств снятых со счета М. следствием не
   установлено,  выводы  следствия о том, что С. при задержании скрыла
   денежные средства, основаны на предположениях.
       Кроме  того,  как  видно  из  показаний  свидетелей  Скоблова и
   Очетова,  со  слов  С.  им известно, что лишить М. жизни она решила
   из-за мужа потерпевшей, с которым она хотела создать семью.
       О   намерении   С.   создать  семью  с  Муравьевым  показала  и
   потерпевшая М.
       При   таких   обстоятельствах  суд  обоснованно  квалифицировал
   действия С. по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ.
       При   назначении  осужденной  наказания  суд  учел  характер  и
   степень   общественной   опасности   содеянного  ею,  данные  о  ее
   личности, обстоятельства дела, назначил справедливое наказание.
       Вместе  с  тем,  суд  обоснованно  не признал в качестве явки с
   повинной  заявление  С.,  в  котором  она  излагает  обстоятельства
   покушения, поскольку оно написано после ее задержания с поличным.
       С  доводами  кассационной  жалобы  потерпевшей о необоснованном
   оправдании  С.  по  ч.  3  ст.  30  и  ч.  1 ст. 161 УК РФ Судебная
   коллегия также не может согласиться.
       Органами   предварительного   расследования   С.  обвинялась  в
   покушении  на открытое похищение имущества М. - денег в сумме 56500
   руб.,  сотового  телефона  и драгоценностей, а всего на сумму 66199
   руб.
       В  судебном  заседании  государственный обвинитель отказался от
   поддержания  обвинения в части покушения на похищение 54000 руб. со
   счета  М., мотивируя это тем, снятие денег со счета образует состав
   другого   преступления   -   покушения  на  убийство  из  корыстных
   побуждений.  Отказался государственный обвинитель от обвинения С. и
   в  покушении  на  хищение  драгоценностей  по  тем  основаниям, что
   изъятие  Очетовым  драгоценностей  во  время  участия в операции по
   предотвращению  преступления состава преступления не образует, С. в
   изъятии драгоценностей не участвовала.
       В  соответствии  с  нормами  ч.  7  ст.  246  УПК РФ полный или
   частичный    отказ   государственного   обвинителя   от   обвинения
   обязателен для суда.
       Оправдывая  С.  по  обвинению в покушении на открытое похищение
   сотового  телефона,  суд  указал  в  приговоре,  что  из  показаний
   свидетелей  Скоблова  и  Очетова усматривается, что С. намеревалась
   после  лишения  жизни  М.  воспользоваться ее сотовым телефоном для
   того,  чтобы  отправить  М.  SMS-сообщение  о  неожиданном  отъезде
   потерпевшей  для  того,  чтобы Муравьев не стал разыскивать жену, а
   также с целью дополнительного обеспечения алиби.
       Это  обстоятельство  подтверждается  и  стенограммой  разговора
   между  Скобловым,  Очетовым  и С., из которой усматривается, что С.
   составила  текст  SMS-сообщения  и  намеревалась отправить его М. с
   сотового телефона потерпевшей, после чего сам телефон уничтожить.
       При  таких  обстоятельствах  суд  обоснованно  оправдал  С.  по
   обвинению в покушении на открытое похищение сотового телефона.
       Что  же касается доводов кассационной жалобы потерпевшей о том,
   что  в описательно-мотивировочной части приговора суд указал, что в
   счет  компенсации  морального вреда надлежит взыскать 55000 руб., а
   в  резолютивной  части указал сумму в 50000 руб., то и они являются
   необоснованными.
       Как  видно из приговора, что в описательно-мотивировочной части
   приговора  суд  указал,  что  в  счет  компенсации морального вреда
   надлежит  взыскать  с  С. 55000 руб. В резолютивной части приговора
   суд  указал,  что обращает в счет компенсации морального вреда 5000
   руб.  переданные  С.  Скоблову,  и  постановил взыскать с С. в счет
   компенсации морального вреда остальную сумму - 50000 руб.
       Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
   
                               определила:
   
       приговор  Верховного  Суда  Республики Марий Эл от 18 июля 2007
   года  в  отношении  С.  оставить без изменения, кассационные жалобы
   осужденной  С.,  адвоката  Данилова  И.П.,  потерпевшей  М.  -  без
   удовлетворения.
   
   

Списки

Право 2010


Новости партнеров
Счетчики
 
Популярное в сети
Реклама
Курсы валют
09.12.2017
USD
59.28
EUR
69.64
CNY
8.96
JPY
0.52
GBP
80.05
TRY
15.35
PLN
16.54
Разное
Rambler's Top100