Законы России
 
Навигация
Ссылки по теме
Популярное в сети
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 07.12.2006 N 12-О06-31 ПРИГОВОР ПО ДЕЛУ ОБ УБИЙСТВЕ, СОВЕРШЕННОМ ГРУППОЙ ЛИЦ, ПОСОБНИЧЕСТВЕ В УБИЙСТВЕ И ГРАБЕЖЕ ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ, ТАК КАК НАКАЗАНИЕ ОСУЖДЕННЫМ НАЗНАЧЕНО В СООТВЕТСТВИИ С ТРЕБОВАНИЯМИ СТАТЬИ 60 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РФ, С УЧЕТОМ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОПАСНОСТИ СОДЕЯННОГО, ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА И ДАННЫХ О ИХ ЛИЧНОСТИ

Текст документа с изменениями и дополнениями по состоянию на ноябрь 2007 года

Обновление

Правовой навигатор на www.LawRussia.ru

<<<< >>>>


                  ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
                                   
                       КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                        от 7 декабря 2006 года
   
                                                      Дело N 12-о06-31
   
       Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской
   Федерации в составе:
   
       председательствующего                          Свиридова Ю.А.,
       судей                                         Талдыкиной Т.Т.,
                                                       Мезенцева А.К.
   
       рассмотрела  в  судебном  заседании  от  7  декабря  2006  года
   кассационные  жалобы  осужденных Т., М.,  М.С.,  адвокатов  Лихошва
   Г.Б.,  Полетило О.О., Гордеевой А.М., защитника Тютькиной  Е.Е.  на
   приговор  Верховного Суда Республики Марий Эл от 15  сентября  2006
   года, которым
       Т.,   10  января  1981  г.  рождения,  уроженец  п.  Мари-Турек
   Марийской ССР, не судимый, -
       осужден  по  ст.  105  ч. 2 п. "ж" УК РФ  к  15  годам  лишения
   свободы; по ст. 161 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы.
       На  основании  ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно  по  совокупности
   путем  частичного сложения Т. к отбытию назначено  16  лет  лишения
   свободы в исправительной колонии строгого режима.
       М.,   22  января  1984  г.  рождения,  уроженец  г.  Йошкар-Ола
   Марийской ССР, не судимый, -
       осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 12 годам лишения свободы
   в исправительной колонии строгого режима.
       М.С.,  1  октября  1985  г. рождения,  уроженец  г.  Йошкар-Ола
   Марийской ССР, не судимый, -
       осужден  по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ  к  8  годам
   лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
       Постановлено  взыскать с Т. 200000 руб., с М.  150000  руб.,  с
   М.С. 100000 руб. компенсацию морального вреда в пользу П.С.;
       с  Т.  21000 руб., с М. 15000 руб., с М.С. 7177 руб.  в  пользу
   П.С. в возмещение ущерба.
       Взысканы судебные издержки в доход государства с Т. 800 руб., с
   М. 1600 руб.
       Заслушав  доклад  судьи  Верховного  Суда  РФ  Мезенцева  А.К.,
   выступление  представителя потерпевшей - адвоката  Бирюковой  В.Д.,
   прокурора  Химченковой  М.М.,  полагавших  приговор  оставить   без
   изменения, Судебная коллегия
   
                              установила:
   
       Т.  и М. признаны виновными и осуждены за убийство, то есть  за
   умышленное причинение смерти потерпевшему П. группой лиц, на  почве
   личных неприязненных взаимоотношений.
       М.С.  признан  виновным  в пособничестве совершению  указанного
   убийства, а Т., кроме того, в грабеже чужого имущества.
       Преступления  совершены  17 декабря 2005  года  в  Медведевском
   районе  Республики  Марий  Эл  при  обстоятельствах,  изложенных  в
   приговоре.
       В судебном заседании Т., М. и М.С. свою вину признали частично.
       В    кассационной   жалобе   Т.   просит   приговор   изменить,
   переквалифицировать его действия со ст. ст. 161 ч. 1, 105 ч.  2  п.
   "ж"  УК  РФ  соответственно на ст. ст. 158 ч. 1, 116 ч.  1  УК  РФ,
   назначить наказание, не связанное с лишением свободы.
       Осужденный   считает,  что  приговор  является   незаконным   и
   несправедливым,   выводы   суда   не   соответствуют    фактическим
   обстоятельствам   дела,  приговор  постановлен  на   противоречивых
   доказательствах.
       Т.  утверждает,  что потерпевшего не душил, а  телефон  забрал,
   когда  он  у П. выпал, никто этого обстоятельства не видел.  Выводы
   суда   о   виновности  Т.  в  убийстве  потерпевшего  основаны   на
   противоречивых  показаниях братьев М-вых, судом не установлено,  от
   чьих  действий  наступила смерть потерпевшего,  приводит  доводы  о
   том, что умысел на убийство потерпевших возник у М-вых.
       Не  отрицая  факта нанесения ударов потерпевшему, Т. оспаривает
   их  количество, силу и жестокость, утверждает, что явку с  повинной
   давал в связи с применением недозволенных методов.
       В   дополнениях  Т.  также  утверждает  о  нарушении  его  прав
   работниками  милиции,  ссылается,  что  на  момент  задержания  ему
   адвокат   не  был  предоставлен,  явка  с  повинной  получена   под
   давлением.  В судебном заседании исследовалась только одна  версия,
   вина   осужденных  была  подтверждена  только  их  показаниями   на
   следствии.  Вместе  с тем, М.С. показывал, что на  первых  допросах
   находился  в  шоковом  состоянии,  на  суде  утверждал,  что   Т.И.
   оговорил.
       Полагая, что подлежал оправданию, Т. просит разобраться в деле,
   приговор отменить.
       Адвокат Лихошва Г.Б. просит приговор в отношении Т. отменить, а
   дело направить на новое судебное рассмотрение.
       В   жалобе  указывается,  что  выводы  суда  не  подтверждаются
   собранными     доказательствами,    приговор     постановлен     на
   противоречивых  доказательствах,  неправильно  применен   уголовный
   закон, Т. подлежал оправданию.
       В жалобе приводится подробный анализ текста приговора, изложена
   описательная  часть приговора, касающаяся обстоятельств  совершения
   преступлений.
       Указывается,  что  Т. вину признал в открытом хищении  сотового
   телефона.
       Адвокат   считает,  что  убийства  Т.  не  совершал,   приговор
   постановлен  на  противоречивых показаниях братьев  М-вых,  которые
   опровергаются  заключением судебно-медицинской  экспертизы.  Доводы
   Т.  о  том,  что  первоначальные показания им давались  в  связи  с
   применением недозволенных методов не получили надлежащей  оценки  и
   безосновательно отвергнуты:
       Защитник Тютькина Е.Е. в кассационной жалобе с приговором  суда
   не  согласна,  полагает,  что  дело  рассмотрено  односторонне,  не
   рассматривалась версия о том, что конфликт был спровоцирован  самим
   потерпевшим, который распускал слухи, жаловался на Т. начальству.
       Тютькина  Е.  считает,  что  братья М-вы  оговорили  Т.  Орудие
   убийства было предложено М., а преступление исполнено М.С.
       Судом  не  рассматривалась версия о совершении  преступления  в
   связи с "чеченским синдромом".
       В   последующих  дополнениях  Тютькина  Е.Е.  просит  тщательно
   разобраться  в  обстоятельствах  дела  и  вынести  обоснованное   и
   справедливое  решение.  Она  указывает, что  судом  рассматривалась
   только  одна  версия,  предложенная  органами  расследования,  вина
   осужденных  подтверждена  их показаниями, данными  при  задержании,
   полученными  с  нарушениями норм УПК РФ,  в  отсутствие  адвокатов,
   положения ст. 51 Конституции РФ осужденным не разъяснялись, явки  с
   повинной даны в связи с применением недозволенных методов.
       Тютькина Е. считает, что потерпевший намеренно распускал  слухи
   о выигрыше Т., сам спровоцировал конфликт.
       В  судебном  заседании  М.  признавал  свою  вину  в  убийстве,
   подтвердил,  что  доставал  пистолет  для  устрашения,   одежду   в
   багажник автомашины унесли братья.
       М.С.  в  судебном  заседании подтвердил, что  на  следствии  Т.
   оговорил, показания давал в шоковом состоянии.
       Именно   М.,   служивший  в  Чеченской  Республике,  обладавший
   навыками  рукопашной борьбы, сообщил свидетелю Ятманову, что  П.  -
   это "груз 200".
       Тютькина  Е.  считает,  что братья М-вы оговорили  Т.  с  целью
   избежать уголовной ответственности.
       М.   в  кассационной  жалобе  просит  переквалифицировать   его
   действия  со  ст.  105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на ст. 116  ч.  1  УК  РФ,
   назначить наказание, не связанное с лишением свободы.
       Осужденным  излагается содержание описательной части приговора,
   указывается, что смерть потерпевшего наступила не от действий М.
       Последний  утверждает,  что когда  они  относили  П.  в  овраг,
   последний  был  жив и дышал. Позднее вдвоем с Т.  они  приезжали  к
   месту преступления, полагая, что потерпевший ушел в дер. Сурты.  От
   умысла на убийство потерпевшего М. отказался.
       Ссылаясь на заключение судебно-медицинской экспертизы о наличии
   у   потерпевшего   телесных  повреждений  в   виде   кровоподтеков,
   травматических  повреждений  зубов, не  повлекших  кратковременного
   расстройства    здоровья,   М.   полагает,   что    должен    нести
   ответственность   за  указанные  последствия,  поскольку   от   его
   действий смерть наступить не могла.
       М.  полагает, что наказание ему назначено чрезмерно суровое, не
   учтены  его  положительные характеристики, раскаяние  в  содеянном,
   ранее  осужденный  преступлений не  совершал,  принимал  участие  в
   боевых действиях в Чечне.
       Адвокат  Полетило О.О. просит приговор в отношении М. изменить,
   переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. "ж"  УК  РФ  на
   ст.  116  ч.  1 УК РФ, наказание назначить без лишения  свободы.  В
   жалобе  излагается описательная часть приговора,  указывается,  что
   М.  отрицает  умысел  на  причинение потерпевшему  тяжких  телесных
   повреждений.  Из показаний М. следует, что Т. наносил  потерпевшему
   удары  пистолетом по голове, М. также нанес два - три удара. М.  не
   отрицал, что они вдвоем с Т. душили потерпевшего водолазкой, но  П.
   был жив. Затем М. стал душить потерпевшего удавкой из шнурка, а  Т.
   наносил  П. удары в голову и шею. После этого потерпевшего  отнесли
   в камыши, засыпали снегом, он был еще жив.
       От умысла на убийство П. М. отказался, осужденные полагали, что
   потерпевший жив и уйдет в д. Сурты.
       Адвокат полагает, что М. должен нести ответственность только за
   причиненные    потерпевшему    множественные    кровоподтеки,    не
   причинившие вреда здоровью.
       По  мнению адвоката, наказание М. назначено чрезмерно  суровое,
   ранее  он  не  судим,  в содеянном раскаялся,  явился  с  повинной,
   принимал участие в боевых действиях в Чеченской Республике.
       М.С.  в кассационной жалобе просит приговор изменить, наказание
   ему снизить, применить ст. 64 УК РФ.
       Осужденный   утверждает,  что  не  имел  умысла  на  причинение
   телесных   повреждений  П.,  намеревался  только   переговорить   с
   последним, о намерениях Т. не был осведомлен.
       М.С.  утверждает,  что действительно его  брат  просил  достать
   шнурок  от  кроссовка,  но  для каких  целей  М.С.  не  знал  и  не
   предполагал.
       Этот вывод следует и из показаний М.
       Доводы  суда о том, что расшнуровывая обувь и передавая шнурок,
   М.  действовал  с  умыслом  на  убийство,  по  мнению  осужденного,
   являются несостоятельными.
       М.С.  не  отрицает,  что нанес потерпевшему  несколько  ударов,
   полагая, что эти его действия следовало квалифицировать по ст.  116
   ч.  1  УК  РФ.  В  случае, если суд с его доводами  не  согласится,
   просит применить ст. 64 УК РФ и наказание ему снизить.
       Адвокат  Гордеева А.М. в кассационной жалобе  ставит  вопрос  о
   переквалификации действий М.С. со ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п.  "ж"
   УК  РФ  на ст. 116 ч. 1 УК РФ, наказание снизить, применить ст.  64
   УК РФ.
       Адвокат  ссылается  на  показания М.С. о  том,  что  умысла  на
   убийство  осужденный не имел, нанес потерпевшему не  более  2  -  3
   ударов   в   ответ   на  оскорбления.  От  действий   М.С.   смерть
   потерпевшего наступить не могла.
       В  случае,  если суд не усмотрит оснований для переквалификации
   действий  М.С.  на  ст.  116 ч. 1 УК РФ, адвокат  ставит  вопрос  о
   применении ст. 64 УК РФ и снижении осужденному наказания.
       Указывается о наличии исключительных обстоятельств: ранее  М.С.
   преступлений   не   совершал,  в  содеянном  раскаялся,   изобличал
   соучастников преступления.
       В  жалобе  оспаривается  размер компенсации  морального  вреда,
   указывается,  что  сумма взыскания является завышенной,  без  учета
   требований разумности и справедливости.
       Потерпевшая   П.С.   в   возражениях  на  кассационные   жалобы
   осужденных,  защитника  и адвокатов просит  приговор  оставить  без
   изменения, жалобы без удовлетворения.
       При рассмотрении дела в суде тщательно проверялись показания Т.
   в    ходе    расследования,   доводы   осужденного   о   применении
   недозволенных методов обоснованно признаны несостоятельными.
       В  основу приговора положены показания не только братьев М-вых,
   но  и  совокупность  других  доказательств:  показаний  свидетелей,
   заключения судебно-медицинских экспертиз.
       Несостоятельным является довод Т. о том, что не установлено, от
   чьих действий наступила смерть потерпевшего.
       Оснований для переквалификации действий осужденных на  ст.  116
   ч.  1  УК  РФ  не  имеется, наказание им назначено справедливое,  с
   учетом тяжести содеянного.
       В   возражениях   на  дополнительную  жалобу   Тютькиной   Е.Е.
   потерпевшая также просит приговор оставить без изменения,  приводит
   указанные  выше доводы, полагает несостоятельными ссылки на  какие-
   то  другие  версии,  утверждения  о нарушении  процессуальных  прав
   осужденных   на   следствии,  о  том,  что   конфликт   якобы   был
   спровоцирован самим потерпевшим.
       Проверив   материалы   дела,  обсудив  доводы,   изложенные   в
   кассационных  жалобах и в возражениях на жалобы, Судебная  коллегия
   находит приговор суда законным и обоснованным.
       Выводы   суда   о   виновности  Т.,  М.,   М.С.   в   содеянном
   подтверждаются  совокупностью  доказательств:  анализом   показаний
   осужденных  на  следствии  и  в  суде,  показаниями  потерпевшей  и
   свидетелей,  протоколом  осмотра места  происшествия,  заключениями
   судебно-медицинской,     судебно-психиатрических,     биологической
   экспертиз, протоколом выемки вещественных доказательств  и  другими
   доказательствами, которые исследованы в суде и получили  правильную
   оценку в их совокупности.
       Все  доводы  в  жалобах о невиновности Т.  и  М.  в  совершении
   убийства  потерпевшего  П., утверждения  о  наличии  оснований  для
   переквалификации  действий осужденных  на  ст.  116  ч.  1  УК  РФ,
   Судебная коллегия находит несостоятельными.
       Эти  доводы  проверены  и  в судебном  заседании,  опровергнуты
   материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.
       В  частности,  в  судебном  заседании  Т.  показал,  что  решил
   "разобраться" с П., поскольку тот оговорил осужденного в  том,  что
   последний  якобы, являясь администратором игровых автоматов,  играл
   и получил выигрыш, что по должности осужденному запрещалось.
       П.  находился в состоянии опьянения, подходя к автомашине упал,
   пошла  кровь. Телефон потерпевшего увидел на снегу, передал  его  в
   счет оплаты таксисту.
       Во  время  разговора потерпевший стал оскорблять его, Т.  нанес
   несколько ударов, П. сел на снег.
       Подошел  М., накинул потерпевшему на шею футболку, стал  душить
   П., растягивая концы футболки.
       Пульс  у  потерпевшего  определялся, он дышал,  его  отнесли  в
   сторону,  раздетого  оставили в снегу. Сам  Т.  нанес  потерпевшему
   около  пяти ударов в голову и семь по туловищу, о смерти  узнал  на
   следующий  день.  Явку с повинной и первоначальные  показания,  как
   утверждает  Т.,  он  давал  в  связи  с  применением  недозволенных
   методов.
       М.  в  суде  подтвердил,  что им стало  известно,  что  слух  о
   выигрыше Т. исходил от П.
       Из   показаний  М.  следует,  что  по  просьбе  Т.  он  передал
   последнему   пневматический   пистолет.   На   подходе   к   машине
   потерпевший  упал, разбил нос. По дороге в ответ на оскорбления  Т.
   нанес  потерпевшему несколько ударов пистолетом по голове, М. также
   в  размаху  2  -  3 раза ударил П. в голову, затем  нанес  еще  два
   удара. Дважды ударил потерпевшего и таксист - за сломанную рацию.
       За  д.  Сурты  они  вышли из салона, Т.  несколько  раз  ударил
   потерпевшего,  сбил  с ног. По предложению Т.  и  М.С.  потерпевший
   снял с себя всю одежду, нанесли ему несколько ударов.
       Затем  Т.  оставался  вдвоем с потерпевшим,  избил  последнего,
   заявил,  что  "его надо кончать", вдвоем с Т. М. душил потерпевшего
   водолазкой.
       По его просьбе М.С. передал шнурок из кроссовки, М. стал душить
   потерпевшего шнурком, после чего Т. пинал П. в голову и шею.
       П.  осужденные  отнесли  с  дороги в камыши,  засыпали  снегом,
   потерпевший  был  еще  жив,  дышал,  через  несколько  часов  с  Т.
   приезжали  на место преступления, потерпевший находился  в  том  же
   положении.
       Из  показаний  М.С. следует, что П. они посадили  в  автомашину
   насильно.  В  салоне  Т.  нанес потерпевшему  несколько  ударов  по
   голове, нанес удар П. по голове и М.
       По требованию Т. дважды ударил потерпевшего ногой и сам М.С.
       За   деревней  Сурты  Т.  в  ходе  избиения  потребовал,  чтобы
   потерпевший  разделся, после чего М-вы разбросали одежду  П.  После
   того, как Т. заявил, что потерпевшего "надо кончать", они вдвоем  с
   М. стали душить П. футболкой.
       По просьбе брата М.С. передал шнурок, которым П. душили сначала
   М.,  а  потом  Т.,  последний еще и пинал  потерпевшего  в  голову.
   Одежду П. М.С. собрал и положил в багажник автомашины.
       Вместе  с  тем,  допрошенные в ходе  расследования  с  участием
   адвокатов,  после  разъяснения  положений  ст.  51  Конституции  РФ
   осужденные давали показания, из которых следует безусловный  вывод,
   что  Т. и М. совершили убийство потерпевшего путем удушения, а М.С.
   оказал   им   пособничество   в  этом,   Т.   совершил   ограбление
   потерпевшего.
       Этот вывод следует и из явок с повинной М. и Т.
       В  частности, М. в явке с повинной признал, что в  поле  по  их
   требованию  потерпевший разделся, его избили, Т. наносил  П.  удары
   ногами, душил шнурком. Потерпевшего оттащили в сторону от дороги.
       В   последующих  показаниях  М.  подтверждал,  что  Т.  наносил
   потерпевшему  удары  пистолетом  по  голове,  М.  бил  потерпевшего
   локтем  в  голову.  Когда П. пытался убежать,  его  поймали,  вновь
   стали  избивать. За деревней Т. сбил потерпевшего с  ног,  пинал  в
   голову, потребовал раздеться, одежду они раскидали.
       Вдвоем  -  Т. и М. после слов Т. о том, что потерпевшего  "надо
   кончать", душили его водолазкой, скрученной в жгут.
       Затем М. предложил удушить П. шнурком из кроссовки, вдвоем с Т.
   они   вновь  стали  душить  потерпевшего,  Т.  после  этого   пинал
   потерпевшего  по  горлу. Сотовый телефон отдали в  качестве  оплаты
   таксисту.
       Потерпевшего унесли с дороги в камыши, забросали снегом.
       В  явке  с  повинной Т. признавал, что потерпевшего  вывезли  в
   поле,   где   он   избивал  П.,  заставили  последнего   раздеться,
   осужденный   пинал   его,  душил  шнурком,  вновь   пинал   ногами.
   Потерпевшего унесли в камыши, забросали снегом, он еще был жив.
       Ночью с М. приезжали к этому месту. П. был мертв.
       В   последующих  показаниях  Т.  подтверждал,  что   в   салоне
   автомашины  наносил  потерпевшему удары пневматическим  пистолетом,
   кулаками.
       За деревней Сурты Т. кулаками сбил потерпевшего на землю, пинал
   по  голове,  по  туловищу, не менее 10 - 15 ударов, наносили  удары
   потерпевшему ногами и братья М-вы.
       По  требованию Т. потерпевший разделся, осужденный стал  душить
   его шнурком.
       Втроем они отнесли Игоря в камыши, закидали снегом.
       В ходе дополнительного допроса Т. показал, что по пути братья М-
   вы  избивали  потерпевшего, а позднее пинали его. За  д.  Сурты  Т.
   сбил   потерпевшего  с  ног,  пнул  ногой.  М.  потребовал,   чтобы
   потерпевший  разделся,  душил  потерпевшего  футболкой,   а   затем
   шнурком, который передал М.С.
       После  этого  Т. нанес потерпевшему 5 - 8 ударов  по  голове  и
   телу,  избивал потерпевшего ногами и М.С. Потерпевшего они  отнесли
   в камыши, забросали снегом, он был еще жив, дышал.
       М.С.  в  ходе  расследования  подтвердил,  что  П.  посадили  в
   автомашину  силой,  в салоне Т. ударил потерпевшего  пистолетом  по
   голове, а позднее, когда они остановились, пинал по голове.
       По  требованию  Т., М.С. также четыре раза ударил  потерпевшего
   ногой  по  спине.  В  последующем во время  движения  Т.  продолжал
   избивать  потерпевшего,  забрал  у  последнего  мобильный  телефон,
   который распорядился передать таксисту в счет оплаты.
       За  деревней Т. пинал потерпевшего ногами по голове,  М.  также
   наносил ему удары ногами по телу.
       Заявив,  что  Игоря "надо кончать", Т. стал душить потерпевшего
   вместе с М. водолазкой.
       Кто-то  из  них  потребовал достать шнурок из кроссовки.  После
   того,   как  М.С.  передал  шнурок,  М.  стал  душить  потерпевшего
   шнурком,  удушение шнурком продолжил Т., затем стал наносить  удары
   ногами в лицо и шею, топтал потерпевшего, было слышно, как в  горле
   потерпевшего булькала кровь.
       Потерпевшего они отнесли в камыши и забросали снегом.
       В ходе проверки показаний М.С. на месте совершения преступления
   осужденный  дал  показания,  из которых  следует,  что  Т.  избивал
   потерпевшего  в  пути, мобильный телефон забрал  из  кармана  после
   избиения П., заявил, что тот "теперь труп".
       В  соответствии  со  ст.  307  УПК  РФ  в  приговоре  приведены
   надлежащие доводы о признании достоверными показаний М. и  М.С.  на
   следствии,  изложены  мотивы, по которым признаны  несостоятельными
   утверждения  Т. в ходе расследования о том, что душил  потерпевшего
   один М:
       Суд  правильно  указал, что позиция Т. объясняется  стремлением
   избежать  уголовной ответственности за преступление, совершенное  в
   группе.
       В   явке   с  повинной  Т.,  напротив,  утверждал,  что   душил
   потерпевшего он один, М-вы участия в удушении не принимали, это  Т.
   показывал и допрошенный в качестве подозреваемого.
       Потерпевшая П.С. дала показания об известных ей обстоятельствах
   убийства  сына,  опознала труп последнего,  поддержала  гражданские
   иски, опознала похищенный телефон убитого, изъятый у Гребнева А.
       Свидетель Пахмутова О.А. также опознала труп потерпевшего.
       Из   показаний   свидетеля  Кулалаева  И.   следует,   что   П.
   действительно  спрашивал его о том, имеют ли  право  администраторы
   игрового клуба сами участвовать в игре.
       Свидетель Шурыгина Е. подтвердила, что П. сообщал, что один  из
   охранников салона сам участвовал в игре и выиграл 10000 рублей.
       Свидетель Ятманов Е. показал, что об указанном выигрыше в сумме
   10000  руб. Т. узнал из разговора П. и Кулалаева И. Видел,  что  П.
   посадили  в  автомашину, Т. ударил рукояткой пистолета  по  голове,
   позднее понял, что потерпевшего убили, видел на куртке М. кровь.
       Из  показаний  свидетеля Тютькина А. следует, что  операторы  и
   администраторы игрового клуба в рабочее время не имели  права  сами
   участвовать в игре.
       Свидетель  Левицкий С. подтвердил, что о выигрыше  ему  сообщил
   сам Т.
       Свидетель  Гребнев  А.  (таксист)  дал  показания,  из  которых
   следует,   что   он  в  указанное  время  подвозил   осужденных   и
   потерпевшего в район, где было совершено убийство.
       Из  этих  показаний  усматривается, что  потерпевшего  насильно
   посадили  в  салон,  наносили удары по телу.  В  салоне  именно  Т.
   угрожал  потерпевшему пистолетом, на лице потерпевшего была  кровь,
   по дороге его избивали.
       Михаил передал Гребневу в счет оплаты сотовый телефон.
       Потерпевший пытался убежать, но его поймали и вновь избивали.
       За  деревней  Сурты  пассажиры вчетвером вышли,  направились  в
   сторону  кустов. Один из парней возвращался, просил нож, но Гребнев
   ему отказал.
       Вернулись  парни втроем, без потерпевшего, бросили  в  багажник
   какой-то  сверток.  Спустя  два часа с двумя  из  указанных  парней
   Гребнев  ездил  в  тот же район. Одним из парней  был  Михаил,  они
   выходили,  сходили  к  кустам,  на его  вопрос  ответили,  что  все
   нормально.
       Свидетель   Симонов   С.  дал  показания   об   обстоятельствах
   обнаружения им трупа П.
       Вина   осужденных   подтверждена   протоколом   осмотра   места
   происшествия  и  заключениями экспертиз, данные  и  выводы  которых
   согласуются с показаниями осужденных.
       Труп  П.  в обнаженном виде с признаками насильственной  смерти
   обнаружен  в районе и месте, о котором показывали и осужденные.  На
   лице  и  шее - множественные, сливающиеся кровоподтеки,  на  шее  -
   странгуляционная  борозда,  в  надбровной  области,  на  волосистой
   части головы - раны.
       Смерть  потерпевшего  П.  наступила  от  механической  асфиксии
   вследствие удавления петлей.
       Установлены переломы подъязычной кости, острая эмфизема легких,
   множественные кровоподтеки и кровоизлияния в мягких тканях  шеи,  в
   оболочки  век  обоих глаз, странгуляционная борозда  -  характерные
   признаки удушения.
       Кроме  того, потерпевшему были причинены кровоподтеки в  мягкие
   ткани  головы,  под мягкие мозговые оболочки и желудочки  головного
   мозга  -  тяжкий  вред  здоровью по признаку опасности  для  жизни,
   множественные раны, ссадины, осаднения на различных частях  тела  и
   конечностях.
       Странгуляционная борозда могла быть образована шнуром диаметром
   не  менее  3  мм,  а ушибленные раны - предметом, имеющим  ребра  и
   грани.
       У  Гребнева А. изъяты кроссовки, в одной из которых отсутствует
   шнурок,   куртка   потерпевшего,  в  кармане   которой   обнаружены
   ученический билет П., сотовый телефон, похищенный у потерпевшего.
       Сотовый телефон и одежда погибшего были опознаны П.С.
       Психическое  состояние осужденных исследовалось и  сомнений  не
   вызывает, они являются вменяемыми.
       Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену
   или   изменение  приговора,  органами  расследования  и  судом   не
   допущено.
       Адвокатами  осужденные  были  обеспечены,  положения   ст.   51
   Конституции  РФ им разъяснялись, данных о применении  недозволенных
   методов расследования из материалов дела не усматривается.
       В   ходе  расследования  осужденные  допрашивались  с  участием
   адвокатов, что исключает оказание какого-либо давления.
       Явки   с   повинной  приняты  и  оформлены  в  соответствии   с
   положениями   ст.   142   УПК  РФ,  протоколы   явок   с   повинной
   соответствуют  образцам процессуальных документов,  предусмотренных
   ст. 476 УПК РФ.
       Уголовно-процессуальный   кодекс   Российской   Федерации    не
   предполагает  присутствие адвоката при  заявлении  лица  о  явке  с
   повинной.
       Адвокаты  осужденным были предоставлены с момента задержания  в
   соответствии  с положениями ст. ст. 49 - 51 УПК РФ, в установленные
   законом сроки.
       Обстоятельства    совершения   преступлений    исследованы    с
   достаточной  полнотой, противоречий в доказательствах,  на  которых
   основаны  выводы  суда  о  виновности Т., М.,  М.С.,  ставящих  под
   сомнение законность и обоснованность приговора, не усматривается.
       Ссылки в жалобах о том, что не были исследованы какие-то  "иные
   версии",  не  учтено влияние "чеченского синдрома",  утверждения  о
   том,  что  конфликт  был спровоцирован самим потерпевшим,  Судебная
   коллегия  находит несостоятельными. Положения ст.  73  УПК  РФ  при
   расследовании и рассмотрении настоящего дела в суде соблюдены.
       Представленное Тютькиной Е.Е. экспертное исследование от 7 июня
   2006 года на выводы суда влиять не может.
       Мотивы убийства потерпевшего судом установлены.
       Действия Т. - по ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж", 161 ч. 1 УК РФ, М.  -
   по  ст. 105 ч. 2 п. "ж", УК РФ М.С. - по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч.  2
   п.  "ж"  УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая  оценка  в
   приговоре надлежащим образом мотивирована.
       В  приговоре  приведены бесспорные доводы о  том,  что  в  ходе
   совершения   убийства   потерпевшего  П.  Т.   и   М.   действовали
   согласованно  и  целенаправленно с  единым  умыслом  на  причинение
   потерпевшему  смерти,  оба  принимали  непосредственное  участие  в
   процессе  лишения потерпевшего жизни, а Т. оказал  пособничество  в
   совершении указанного убийства.
       Этот  вывод следует из анализа фактических обстоятельств  дела,
   показаний самих осужденных.
       Установлено, что смерть потерпевшего наступила от асфиксии, ему
   были причинены кровоизлияния в желудочки головного мозга.
       Как  следует из материалов дела, преступление было совершено  в
   зимнее  время,  17  декабря  2006 года, потерпевший  был  полностью
   обнажен.
       Осужденные признали, что потерпевшего они перенесли в камыши  и
   засыпали снегом.
       С   учетом  изложенного,  доводы  осужденных  о  том,  что  они
   полагали,  что  потерпевший был жив и мог самостоятельно  добраться
   до д. Сурты, являются несостоятельными.
       Надуманными  Судебная коллегия находит утверждения  М-ва  С.  в
   жалобе  о  том,  что о намерениях Т. и М. не знал, передавая  брату
   шнурок, "не предполагал для каких целей".
       Судом  приведены  аргументированные доводы о  несостоятельности
   утверждений  М. в той части, что мобильный телефон потерпевшего  он
   якобы подобрал в снегу.
       Оснований для переквалификации действий осужденных на  ст.  116
   ч. 1 УК РФ, а действий Т. - и на ст. 158 ч. 1 УК РФ не имеется.
       Суд установил, что смерть потерпевшего наступила от действий Т.
   и М.
       Наказание  М., Т., М.С. назначено в соответствии с требованиями
   ст.   60   УК  РФ,  с  учетом  общественной  опасности  содеянного,
   обстоятельств дела и данных о их личности.
       В  качестве  смягчающих  обстоятельств  суд  учел  раскаяние  в
   содеянном  М. и М.С., изобличение соучастников, явки с повинной  Т.
   и   М.,  участие  последнего  в  боевых  действиях.  Оснований  для
   смягчения наказания, применения ст. 64 УК РФ, не имеется.
       Гражданский  иск  судом  разрешен  в  соответствии  с  законом,
   размеры  компенсации  морального  вреда  определены  в  реальных  и
   справедливых пределах.
       На  основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388
   УПК РФ, Судебная коллегия
   
                              определила:
   
       приговор  Верховного Суда Республики Марий Эл  от  15  сентября
   2006  года  в  отношении  Т.,  М. и М.С.  оставить  без  изменения,
   кассационные  жалобы  осужденных Т., М.,  М.С.,  адвокатов  Лихошва
   Г.Ю., Полетило О.О., Гордеевой А.М., защитника Тютькиной Е.Е.-  без
   удовлетворения.
   
                                                  Председательствующий
                                                          Ю.А.СВИРИДОВ
                                                                      
                                                                 Судьи
                                                         Т.Т.ТАЛДЫКИНА
                                                          А.К.МЕЗЕНЦЕВ
   
   

Списки

Право 2010


Новости партнеров
Счетчики
 
Популярное в сети
Реклама
Курсы валют
19.07.2014
USD
35.16
EUR
47.55
CNY
5.67
JPY
0.35
GBP
60.12
TRY
16.51
PLN
11.46
Разное
Rambler's Top100