Законы России
 
Навигация
Популярное в сети
Курсы валют
22.09.2017
USD
58.22
EUR
69.26
CNY
8.83
JPY
0.52
GBP
78.63
TRY
16.58
PLN
16.17
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 81-О04-119 ОТ 22.12.2004 ПРИГОВОР СУДА В ОТНОШЕНИИ ОДНОГО ИЗ ОСУЖДЕННЫХ ИЗМЕНЕН: ИСКЛЮЧЕНО УКАЗАНИЕ О СОВЕРШЕНИИ ИМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРИ РЕЦИДИВЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ И СМЯГЧЕНО НАКАЗАНИЕ, ПОСКОЛЬКУ В СООТВЕТСТВИИ С П. "В" Ч. 4 СТ. 18 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РФ ПРИ ПРИЗНАНИИ РЕЦИДИВА НЕ УЧИТЫВАЮТСЯ СУДИМОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ОСУЖДЕНИЕ ЗА КОТОРЫЕ ПРИЗНАВАЛОСЬ УСЛОВНЫМ

Текст документа с изменениями и дополнениями по состоянию на ноябрь 2007 года

Обновление

Правовой навигатор на www.LawRussia.ru

<<<< >>>>


                  ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
                                   
                       КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                        от 22 декабря 2004 года
   
                                                     Дело N 81-о04-119
   
       Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской
   Федерации в составе:
   
       председательствующего                        Кудрявцевой Е.П.,
       судей                                         Ермолаевой Т.А.,
                                                         Линской Т.Г.
   
       рассмотрела в судебном заседании от 22 декабря 2004  года  дело
   по  кассационным жалобам осужденных Ч., Н., адвокатов Арламова П.Б.
   и   Журбий   В.В.,   кассационному  представлению  государственного
   обвинителя Караваева Н.А., кассационной жалобе В., составленной  от
   имени потерпевшей Ч.Л. на приговор Кемеровского областного суда  от
   28  июля  2004  года, которым Ч., 16 сентября 1960  года  рождения,
   уроженка г. Волгограда, несудимая, осуждена по ст. ст. 33  ч.  4  и
   105  ч.  2  п.  "з"  УК  РФ к 9 (девяти) годам  лишения  свободы  в
   исправительной колонии общего режима.
       К.,  10  сентября 1962 года рождения, уроженка  г.  Волгограда,
   несудимая, осуждена по ст. ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п. "з"  УК  РФ  с
   применением  ст.  73  УК  РФ  к 8 (восьми)  годам  лишения  свободы
   условно с испытательным сроком 4 года.
       Н.,  9  февраля  1976  года  рождения,  уроженец  г.  Норильска
   Красноярского  края,  судимый 18 апреля 2003 года  по  совокупности
   преступлений, предусмотренных ст. ст. 327 ч. 1 и 159 ч.  2  п.  "г"
   УК  РФ  к  2 годам и 6 месяцам лишения свободы условно, осужден  по
   ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы.
       На  основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение  Н.
   по приговору Куйбышевского районного суда от 18 апреля 2003 года  и
   на  основании  ст. 70 УК РФ с присоединением частично к  наказанию,
   назначенному   настоящим   приговором,  неотбытого   наказания   по
   предыдущему приговору Н. назначено 12 (двенадцать) лет и 6  (шесть)
   месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
       Этим  же приговором Г., 10 августа 1979 года рождения, уроженец
   г.  Топки  Кемеровской  области, судимый:  23  июля  1999  года  по
   совокупности преступлений, предусмотренных ст. 158 ч. 2 п.  "а"  УК
   РФ,  ст.  ст.  30 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК  РФ  к  2  годам
   лишения  свободы условно; 7 марта 2000 года по ст. 158 ч. 2  п.  п.
   "а",  "б" и на основании ст. 70 УК РФ к 2 годам и 6 месяцам лишения
   свободы,  был  освобожден из мест лишения свободы  9  августа  2002
   года  после отбытия наказания, осужден по ст. ст. 33 ч. 4 и 105  ч.
   2  п.  "з"  УК  РФ  к  11  (одиннадцати) годам  лишения  свободы  в
   исправительной колонии строгого режима.
       Приговор в отношении Г. в кассационном порядке не обжалован.
       Приговором постановлено взыскать:
       в  пользу  Ч.Л. солидарно с Ч., К., Г., Н. 7885 рублей  в  счет
   возмещения расходов, связанных с погребением и 8000 рублей  в  счет
   возмещения средств, затраченных на представителя потерпевшей;
       в  пользу  В.  по  25000  рублей с каждого  в  счет  возмещения
   морального вреда.
       Ч.  и К. признаны виновными в подстрекательстве Н. к совершению
   убийства Ч.В. по найму. Н. осужден за умышленное убийство  Ч.В.  по
   найму.
       Преступление  совершено в г. Новокузнецке 8 февраля  2004  года
   при обстоятельствах, указанных в приговоре.
       Заслушав   доклад  судьи  Верховного  Суда  РФ  Линской   Т.Г.,
   объяснения осужденных Ч. и Н. по доводам своих кассационных  жалоб,
   возражения   на   кассационные  жалобы  прокурора  Тришевой   А.А.,
   полагавшей,  что  приговор  в отношении  Н.  подлежит  изменению  с
   исключением из приговора указания о совершении им преступления  при
   рецидиве  преступлений со смягчением наказания и  об  оставлении  в
   остальной части приговора без изменения, Судебная коллегия
   
                              установила:
   
       в кассационных жалобах:
       осужденная Ч. просит о смягчении ей наказания с применением ст.
   ст.  64  и 73 УК РФ. Она просит учесть, что она не была инициатором
   и  непосредственным  участником преступления  и  не  находилась  на
   месте  происшествия  во  время совершения преступления.  Ч.  просит
   учесть,  что она очень плохо жила со своим мужем и тяжелые семейные
   обстоятельства  явились  причиной  совершения  ею  преступления,  и
   ссылается  на  то,  что  вину  свою она  признала  и  раскаялась  в
   преступлении.  Кроме  того,  Ч.  просит  учесть  ее   возраст,   ее
   состояние  здоровья, то, что преступление она совершила  впервые  и
   ранее ни в чем предосудительным не была замечена.
       Адвокат Арламов П.Б. просит о переквалификации действий  Ч.  на
   ст.  33  ч.  5  и  105  ч.  2 УК РФ с назначением  ей  наказания  с
   применением ст. 64 УК РФ. В обоснование указанной просьбы  адвокат,
   ссылается   на   показания  Г.,  К.  и   Ч.,   полагая,   что   они
   свидетельствуют  о  том,  что  Ч. не подстрекала,  а  содействовала
   совершению  преступления,  отдав ключи от  квартиры  и  показав  Г.
   место  нахождение  предметов, которые могли быть  использованы  при
   совершении преступления. Необоснованными считает адвокат  и  выводы
   суда  об отсутствии оснований к применению ст. 64 УК РФ в отношении
   Ч.  В  жалобе обращается внимание на то, что Ч. признала свою вину,
   раскаялась   в   преступлении,  активно  способствовала   раскрытию
   преступления  и  дала  согласие на возмещение  вреда,  причиненного
   потерпевшим.
       Адвокат  Журбий В.В. просит об отмене приговора в отношении  Н.
   По  мнению  адвоката,  суд  не принял  необходимых  мер  к  полному
   исследованию доказательств, поскольку не полно установлены  события
   преступления,   не  установлено  время  и  мотив  совершения   его.
   Неопровергнутым адвокат считает алиби, представленное Н.  В  жалобе
   также  указывается, что не был исследован надлежащим образом вопрос
   о  психической  полноценности  Н. на  момент  инкриминируемого  ему
   деяния.   Полагая   неправильной  квалификацию  действий   Н.   как
   умышленное  убийство  по найму, адвокат ссылается  на  то,  что  не
   установлен    мотив    преступленная,    не    доказана    денежная
   заинтересованность Н. В жалобе подвергаются анализу выводы судебно-
   медицинской экспертизы, на основании которого делается  вывод,  что
   не от действий Н. наступила смерть потерпевшего.
       Н.  в  своей основной и дополнительной жалобах просит об отмене
   приговора   и  новом  рассмотрении  дела.  Он  считает,   что   суд
   необоснованно  принял  за  основу  доказательств   его   вины   его
   первоначальные  показания, которые им были  даны  под  воздействием
   противозаконных  мер.  В  обоснование  своей  просьбы  он  приводит
   доводы, аналогичные тем, которые приведены в жалобе адвоката в  его
   защиту   о   неполноте  предварительного  и  судебного   следствия,
   неустановлении   времени  и  мотива  совершения  преступления.   Он
   утверждает,  что на момент совершения преступления он  находился  в
   болезненном  состоянии,  и  выражает  свое  несогласие  с  выводами
   судебно-психиатрической  экспертизы. По  мнению  Н.,  без  проверки
   осталась  версия о причастности к убийству других лиц, в  частности
   Г.
       В  кассационном представлении государственного обвинителя  Н.А.
   Караваева ставится вопрос об отмене приговора в отношении Ч.  и  К.
   в  связи  с  несоответствием выводов суда, изложенных в  приговоре,
   фактическим  обстоятельствам уголовного  дела  и  несправедливостью
   назначенного им наказания.
       В  представлении не оспаривается приговор в части  доказанности
   вины  осужденных  и  квалификации действий  осужденных.  По  мнению
   государственного  обвинителя, суд назначил Ч. и К.  несправедливое,
   чрезмерно  мягкое наказание. В представлении указано, что  суд  дал
   описание  деяния,  совершенного Ч., не соответствующее  фактическим
   обстоятельствам  дела,  и  необоснованно  учел  не   подтвержденное
   материалами   дела   обстоятельство,   смягчающее   наказание.    В
   представлении  указывается,  что в материалах  дела  не  содержится
   доказательств,  подтверждающих, что муж осужденной  Ч.  угрожал  ей
   убийством  и  на  этой почве она решила убить его. В  представлении
   содержится  ссылка  на то, что в собранных по делу  доказательствах
   содержатся   существенные   противоречия,   причины   возникновения
   которых  не  были  установлены в стадии судебного  разбирательства,
   что повлекло неправильное назначение наказания осужденным.
       По   мнению   государственного  обвинителя,   суд   не   принял
   необходимых  мер  к  поверке показаний осужденной  Ч.  о  причинах,
   послуживших  поводом  к совершению убийства  мужа.  Кроме  того,  в
   представлении  высказывается мнение о том, что суд не  оценил  роли
   К.  в  совершении вышеуказанного преступления, поэтому назначил  ей
   чрезмерно мягкое наказание.
       В  дополнительном  кассационном  представлении  государственный
   обвинитель просит об исключении из приговора указания о  наличии  в
   действиях Н. рецидива преступлений и в связи с этим о смягчении  Н.
   наказания до 12 лет и 3 месяцев лишения свободы.
       В  кассационной  жалобе, поданной от имени потерпевшей  Ч.Л.  -
   дочери убитого, ставится вопрос об отмене приговора в отношении  К.
   с  направлением  дела на новое судебное рассмотрение  за  мягкостью
   назначенного  ей наказания. В жалобе высказывается  мнение  о  том,
   что  суд  не  исследовал с достаточной полнотой данные  о  личности
   осужденной,  не  учел ее активной роли в преступлении.  Потерпевшая
   считает, что К. была организатором преступления.
       В   возражениях  на  кассационные  жалобы  и  на   кассационное
   представление:
       адвокат Минюков Д.Н. в защиту интересов осужденной К. просит об
   оставлении приговора без изменения.
       Государственный обвинитель Н.А. Караваева просит об  оставлении
   без   удовлетворения   кассационных  жалоб   в   защиту   интересов
   осужденных Ч. и Н.
       Проверив  материалы дела, обсудив доводы кассационных  жалоб  и
   кассационного   представления,  Судебная  коллегия   считает,   что
   собранными    по   делу   и   полно   изложенными    в    приговоре
   доказательствами вина осужденных в совершении ими преступления  при
   изложенных    в   приговоре   обстоятельствах   материалами    дела
   подтверждена  и  их  действиям  судом дана  правильная  юридическая
   оценка.
       Нарушения  уголовно-процессуального  закона,  влекущего  отмену
   приговора, при проверке дела не установлено.
       Из  дела  видно,  что  фактические обстоятельства  преступления
   установлены  органами  следствия и  судом  на  основании  показаний
   самих  осужденных,  которые  при проверке  нашли  свое  объективное
   подтверждение в других материалах дела.
       В  судебном  заседании  Ч., К. признали  себя  виновными  и  по
   существу  не  оспаривали изложенных в приговоре  обстоятельств.  Н.
   признал себя виновным частично.
       Ч.  показала,  что  ее муж последнее время стал  злоупотреблять
   спиртными  напитками, ревновал, оскорблял ее. После  того  как  она
   предложила  мужу  развестись, муж избил ее  и  высказал  угрозу  ее
   убить,  после  чего  он был подвергнут аресту на  15  суток.  После
   этого  муж  своего  поведения не изменил, продолжал  злоупотреблять
   алкоголем, требовал у нее деньги на спиртное, избивал ее и  угрожал
   ей.  Уйти от мужа она не решалась, так как реально воспринимала его
   угрозы убийством. Очевидцем противоправного поведения ее мужа  была
   ее  сестра К. В октябре - ноябре 2003 года у нее возникла мысль  об
   убийстве  мужа,  о  чем  она рассказала  своей  сестре  К.,  и  она
   поддержала ее. В декабре 2003 года К. ей сообщила о том, что у  нее
   есть  знакомый парень, который согласился за деньги осуществить  их
   умысел. Потом К. познакомила ее с Г., которому они рассказали о  ее
   взаимоотношениях  с мужем и обратились к нему с просьбой  совершить
   убийство  ее  мужа.  Г. им сказал, что у него  есть  друг,  который
   поможет  решить  ее  проблему. 8 февраля  Г.  сказал  ей,  что  для
   осуществления  ее умысла нужно 10000 рублей. В этот день  около  17
   часов  Г. приехал к ней домой вместе с Н. В счет задатка она отдала
   им  1500  рублей.  Второй раз они пришли в этот же  день  около  22
   часов,  и  она  им  показала  спящего,  находившего  в  алкогольном
   состоянии  мужа. Н. хотел задушить ее мужа пакетом,  но  пакета  не
   оказалось.   После   этого  Г.  попросил  дать   ему   какой-нибудь
   инструмент.   Она   показала  Н.  на  топор,  и  они   договорились
   встретиться   на   следующий   день  для   того,   чтобы   передать
   исполнителям деньги и забрать ключи от квартиры. На следующий  день
   она  сняла деньги со сберегательной книжки, они с сестрой пришли  в
   квартиру, где Г. им сказал о том, что ее мужа убили, труп  лежит  в
   ванной комнате, и они его вывезут ночью. После этого она отдала  Г.
   9850  рублей. Они ушли из квартиры, а на следующий день ее и сестру
   в ее квартире задержали работники милиции.
       К. дала показания, аналогичные вышеприведенным показаниям Ч.
       Н.  в  суде показал, что в январе 2004 года Г. ему рассказал  о
   том,  что  у  него есть знакомая, которую избивает муж.  8  февраля
   2004  года  Г.  предложил  ему пообщаться  с  мужем  этой  женщины.
   Дословно  разговора об убийстве между ним и женщинами  не  было.  В
   его  присутствии Ч. передала Г. какие-то деньги, но за что и почему
   она  передала  деньги  Г., он не знал. Через  некоторое  время  они
   вновь  пришли в квартиру Ч. Он не оспаривал того, что просил пакет,
   но  не для убийства, а для покупки продуктов. Потом до 4 часов утра
   у  него  был  провал в памяти, что с ним произошло,  он  не  знает.
   Когда  сознание вернулось к нему, Г. ему сказал, что он,  Н.,  убил
   человека и показал ему труп, находившийся в ванной комнате. Г.  ему
   сказал, что потерпевший был убит топором, и сообщил ему о том,  что
   деньги  были  даны за убийство. Потом Г. попросил  его  помочь  ему
   спрятать  труп.  Труп они вывезли за город и сбросили  в  реку.  На
   следующий  день  утром  его  задержали. Он  считает  себя  виновным
   только  в  укрывательстве  преступления,  поскольку  он  не  помнит
   обстоятельств  убийства потерпевшего и не знает, в каком  состоянии
   он  находился. В период расследования дела он оговорил себя,  давая
   показания со слов Г.
       Из дела видно, что в период расследования дела его показания об
   обстоятельствах,  совершенного  им  преступления,   соответствовали
   показаниям Г., Ч.Л. и К.
       Из  показаний осужденного по этому же делу Г., данных  им  и  в
   период  следствия,  и в судебном заседании, а также  показаний  Н.,
   данных  им  в  период  расследования  дела,  видно,  что  он  и  Г.
   согласились за деньги совершить убийство Ч. За совершение  убийства
   Ч.  обещала заплатить им 10000 рублей. В качестве аванса Ч. сначала
   отдала  ему  1500  рублей.  Эти деньги они  разделили  между  собой
   пополам.  Вечером 8 февраля 2004 года, Ч. провела их в спальную,  в
   которой  спал  потерпевший,  и отдала  им  ключи  от  квартиры.  На
   следующий  день  они договорились встретиться, для  того  чтобы  Ч.
   отдала  им  оставшуюся сумму денег и вернуть ей ключи от  квартиры.
   Оставшись в квартире Ч., они сначала хотели задушить его,  а  потом
   решили  ударить  его  топором по голове. Г.  стоял  около  кровати,
   когда  Н.  наносил  потерпевшему удары  обухом  топора  по  голове.
   Убедившись  в  смерти  потерпевшего, они  положили  труп  в  ванной
   комнате.  9  февраля 2004 года днем Ч. и К. вернулись в квартиру  и
   убедились  в  том,  что потерпевший убит, а ночью  они  вывезли  из
   квартиры   труп.  Ч.  после  совершенного  убийства   передала   Г.
   оставшуюся сумму денег.
       Показания  осужденных  были проверены в  судебном  заседании  и
   получили    правильную    оценку   в   совокупности    с    другими
   доказательствами.
       Помимо   показаний  самих  осужденных  их  вина  в   совершении
   вышеуказанного преступления подтверждена: протоколом осмотра  места
   происшествия, показаниями свидетеля Сутулина - водителя  такси,  на
   котором   вывозился  труп  потерпевшего  из  дома  Ч.;  показаниями
   свидетеля  Верещагиной, которой Г. рассказывал  об  обстоятельствах
   совершенного   убийства  по  найму;  выводами   судебно-медицинской
   экспертизы  о  характере  и  локализации  телесных  повреждений   у
   потерпевшего и о причине его смерти; протоколами выемки  и  осмотра
   вещественных   доказательств,   заключением   судебно-биологической
   экспертизы.
       С   доводами  кассационных  жалоб  в  защиту  осужденного   Н.,
   отрицавшего свою причастность к преступлению и ссылавшегося на  то,
   что  не был исследован с надлежащей полнотой вопрос его психической
   полноценности  на  момент  инкриминируемого  ему  деяния,  Судебная
   коллегия  не  может согласиться, поскольку эти доводы опровергаются
   показаниями  самого осужденного, данными им в период  расследования
   дела,  которые нашли свое подтверждение в показаниях  Г.,  Ч.,  К.,
   свидетелей   Сутулина   и   Верещагиной.   С   целью   исследования
   психической  полноценности Н., в отношении которого была  проведена
   судебно-психиатрическая  экспертиза,  проверив  и   оценив   данное
   доказательство в совокупности с другими материалами дела,  суд,  по
   мнению  Судебной коллегии, обоснованно пришел к выводу о  том,  что
   не   имеется   оснований   сомневаться  в   компетентности   врачей
   психиатров, вошедших в состав экспертной комиссии, и сомневаться  в
   объективности  данного  ими  заключения.  Поэтому,  согласившись  с
   выводами   судебно-психиатрической  экспертизы,   суд   обоснованно
   пришел  к выводу о том, что Н. на момент совершения им преступления
   не   обнаруживал   каких-либо   признаков   расстройства   душевной
   деятельности.
       Исходя  из обстоятельств дела, установленных в стадии судебного
   разбирательства,   суд   при   решении   вопроса   о   квалификации
   преступления обоснованно пришел к выводу о доказанности вины  Ч.  и
   К.   в   подстрекательстве  к  совершению  убийства  из   корыстных
   побуждений,  а Н. - в совершении убийства из корыстных  побуждений.
   Причастность к совершению убийства Г., на что содержатся  ссылки  в
   жалобе в защиту осужденного Н., материалами дела не установлена.
       В  приговоре дан подробный анализ всем показаниям  Н.,  и  суд,
   признав  достоверными  те показания, в которых  Н.  признавал  свою
   вину,  привел  в  приговоре подробное обоснование своих  выводов  в
   этой  части, не согласиться с выводами суда у Судебной коллегии  не
   имеется оснований.
       Нарушений  уголовно-процессуального  закона,  влекущего  отмену
   приговора, при проверке дела не установлено.
       Соглашаясь  с  выводами суда о доказанности вины  осужденных  и
   признавая правильной квалификацию их преступных действий,  Судебная
   коллегия    не   может   согласиться   с   доводами   кассационного
   представления   и   кассационной  жалобы  потерпевшей   об   отмене
   приговора  с  направлением дела на новое  рассмотрение  в  связи  с
   неполным  выяснением обстоятельств, связанных с мотивом  совершения
   преступления, и за мягкостью назначенного наказания Ч. и К.
       Из дела видно, что Ч. и К., давая объяснения об обстоятельствах
   и    причинах    совершения   ими   преступления,   последовательно
   утверждали,  что  поводом к возникновению умысла на  убийство  Ч.В.
   явилось его неправильное поведение и жестокое обращение с женой.  В
   стадии  проверки  показаний  Ч.  и  К.  их  показания  нашли   свое
   подтверждение  в  других  материалах дела, иных  обстоятельств,  на
   которые  содержатся ссылки в жалобе потерпевшей  и  в  кассационном
   представлении, в стадии судебного следствия не установлено.
       При  решении вопроса о назначении наказания осужденным суд учел
   повышенную    общественную    опасность    преступления,    данные,
   характеризующие личность виновных. Ч. и К. согласно содержащимся  в
   деле  данным  характеризуются положительно, признали  свою  вину  и
   дали  подробные  и  последовательные показания  об  обстоятельствах
   преступления,   степени   участия   и   роли   каждого    участника
   преступления. У К. находятся на иждивении малолетняя дочь и  тяжело
   больной  сын.  Свои выводы о назначении наказания К. с  применением
   ст.  73  УК  РФ  суд  мотивировал  в  приговоре,  Ч.  суд  назначил
   наказание  в  виде  длительного срока лишения  свободы  в  пределах
   санкции,  предусмотренной законом, по которому  она  осуждена.  При
   таких  обстоятельствах  Судебная коллегия не усматривает  оснований
   ни  к  смягчению наказания Ч., ни к отмене приговора  за  мягкостью
   назначенного им наказания.
       В  отношении  Н.  из приговора подлежит исключению  указание  о
   совершении  им преступления при рецидиве преступлений, поскольку  в
   соответствии со ст. 18 ч. 4 п. "в" УК РФ при признании рецидива  не
   учитываются  судимости  за  преступления,  осуждение   за   которые
   признавалось   условным,  а  из  дела  видно,  что  Н.   предыдущим
   приговором  был  осужден  к  2 годам и 6  месяцам  лишения  свободы
   условно.  В  связи  с  внесением в приговор  указанного  изменения,
   Судебная  коллегия  полагает необходимым  смягчить  назначенное  Н.
   наказание.
       На  основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378
   и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
   
                              определила:
   
       приговор  Кемеровского областного суда от 28 июля 2004  года  в
   отношении   Н.   изменить.  Исключить  из  приговора   указание   о
   совершении  Н.  преступления при рецидиве преступлений  и  смягчить
   ему  наказание,  назначенное по ст. 105 ч. 2 п. "з"  УК  РФ  до  11
   (одиннадцати)  лет и 6 месяцев лишения свободы.  Назначить  ему  по
   совокупности  приговоров, на основании ст. 70 УК  РФ,  наказание  в
   виде 12(двенадцати) лет лишения свободы.
       В  остальной части приговор в отношении Н., Ч., К. оставить без
   изменения,  а  кассационные жалобы и кассационное  представление  -
   без удовлетворения.
   
   

Списки

Право 2010


Новости партнеров
Счетчики
 
Популярное в сети
Реклама
Курсы валют
22.09.2017
USD
58.22
EUR
69.26
CNY
8.83
JPY
0.52
GBP
78.63
TRY
16.58
PLN
16.17
Разное
Rambler's Top100